ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ и АДВОКАТСКОЕ БЮРО
Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)

О ПОНЯТИИ ОБЩЕПРИЗНАННЫХ ПРИНЦИПОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ИХ ПРИМЕНЕНИИ В ХОЗ...


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер Юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент

Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 8 апреля 2010 г.

Часть 1 статьи 8 Конституции Республики Беларусь (далее - Конституция) установила, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства [1].
С учетом вышеуказанных положений Конституции общепризнанные принципы международного права имеют высшую юридическую силу на территории Республики Беларусь и приоритет по отношению к любым нормативным правовым актам Республики Беларусь, в том числе и к самой Конституции.
В силу данной нормы Конституции общепризнанные принципы международного права должны учитываться как законодателем при формулировании нормативных правовых основ белорусской правовой системы, так и правоприменителями при вынесении решений.
Необходимость применения данных принципов судами особенно актуальна, когда судам следует давать правовую оценку по отнесению того или иного правового института (например, института взаимности, института юрисдикционного иммунитета) к общепризнанным принципам международного права, а следовательно, и в случаях непосредственного применения данных институтов к спорным правоотношениям вне зависимости от их правового закрепления в национальном законодательстве.
Вопросам изучения общепризнанных принципов международного права в научной литературе уделялось достаточно внимания. Среди белорусских авторов необходимо отметить Г.А.Василевича [2]. В российской правовой литературе изучение общепризнанных принципов международного права проводилось в работах Н.А.Агешкиной [3], Б.Л.Зимненко [4], О.А.Кузнецовой [5], Т.Н.Нешатаевой [6], Н.Н.Ковтуна и А.С.Симагина [7] и других авторов.
Целью настоящей статьи является определение признаков и формулировка понятия "общепризнанный принцип международного права" и рассмотрение возможности использования исследуемых принципов при рассмотрении хозяйственных экономических споров.
Следует обратить внимание, что нормы части 1 статьи 8 Конституции находят свое отражение и в других законодательных актах Республики Беларусь.
Соответствующие положения закреплены в статье 20 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" [8], статье 6 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) [9], статье 3 Банковского кодекса Республики Беларусь [10], статье 5 Таможенного кодекса Республики Беларусь [11], статье 5 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь [12], статье 1.1 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь [13] и др.
Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - ПИКоАП) пошел еще дальше, установив, что законодательство об исполнении административных взысканий учитывает кроме общепризнанных принципов международного права еще и общепризнанные нормы международного права, международные договоры Республики Беларусь, относящиеся к обращению с лицами, подвергнутыми административному аресту (статья 14.2 ПИКоАП) [14].
Что же должно пониматься под понятиями общепризнанных принципов и норм международного права? Какие принципы и нормы международного права являются общепризнанными?
В белорусской правовой литературе отмечается, что общепризнанные принципы являются такими нормами международного права, которые разделяются мировым сообществом, обладают высшей степенью обобщенности и нормативности, что означает предопределение ими содержания других норм международного права [2].
К сожалению, белорусский законодатель не раскрывает определения понятий общепризнанных принципов и норм международного права. Отметим, что данных определений, как и перечня общепризнанных принципов и норм международного права не содержат и международные правовые акты Республики Беларусь. Данное обстоятельство, на наш взгляд, заключает в себе самую главную проблему в применении исследуемых понятий на практике.
Российские исследователи А.Н.Бабий и В.С.Тимошенко отмечают, что существует определенная сложность применения общепризнанных принципов и норм международного права, связанная с тем, что они не зафиксированы в каком-либо едином международно-правовом акте, а "распылены" во всем массиве обычаев и договоров общего международного права. Даже основные принципы международного права не кодифицированы, отчего их число и формулировки в различных международных актах неидентичны. Учитывая указанные обстоятельства, авторы делают вывод о необходимости наделения Конституционного Суда Российской Федерации полномочиями по установлению содержания и источников закрепления общепризнанных принципов и норм международного права в своих постановлениях [15].
Обратим внимание на то, что в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.
Необходимо отметить, что в отличие от белорусского российское законодательство раскрывает понятия общепризнанных принципов и норм международного права.
Так, 10.10.2003 Пленумом Верховного Суда Российской Федерации было принято постановление N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации", в котором установлено следующее: "под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо" [16].
К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.
Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного".
В юридической литературе неоднократно отмечалось, что к общепризнанным принципам международного права необходимо относить принципы, закрепленные в Уставе Организации Объединенных Наций (совершен в г. Сан-Франциско 26.06.1945) (далее - Устав ООН) [4; 6]. В частности, статьей 2 Устава ООН закреплены принципы равенства, сотрудничества, добросовестного исполнения обязательств, мирного урегулирования споров, которые следует воспринимать в качестве общепризнанных принципов международного права [17].
В науке отмечается, что общепризнанные принципы и нормы международного права могут иметь обычно правовую форму, форму международного договора (иного международного нормативного акта) или смешанную форму [15].
Вопрос соотношения понятий общепризнанных принципов и норм международного права не раз поднимался в правовой литературе. В данной связи представляется верным утверждение О.А.Кузнецовой, которая, проводя исследование соотношения указанных понятий, отмечает, что "категории общепризнанных принципов и норм международного права соотносятся как вид и род. Принципы - это те же нормы, но с более широким содержанием, определяющим какую-либо главную идею права. При этом нормы-принципы в отличие от других норм имеют нетипичную структуру и особые правила применения" [5].
Судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, профессор Т.Н.Нешатаева выделяет ряд признаков, устоявшихся характеристик общепризнанных принципов международного права:
1) эти принципы являются признанными всеми или почти всеми государствами;
2) принципы носят характер сверхимперативных норм, или норм jus cogens, имеющих высшую юридическую силу;
3) общепризнанные принципы международного права регулируют как частные, так и публичные отношения;
4) нарушение любого из общепризнанных принципов международного права является основанием применения санкций международно-правового характера (вплоть до вооруженных).
Приводя основные характеристики общепризнанных принципов международного права, автор отмечает, что в современной конструкции международно-правовых принципов заложено противоречие между частной и публичной составляющей этих принципов. В ней не определен баланс частных и публичных прав. Формирование конструкции общепризнанных принципов в общемировом масштабе не завершено и нуждается в дальнейшем развитии [6].
Н.А.Агешкина, говоря об общепризнанных принципах международного права, характеризует принципы международного права как:
наиболее важные, коренные нормы права, которые являются нормативной основой для всей международной правовой системы;
общепризнанные нормы права, являющиеся обязательными для всех государств;
императивные нормы jus coges;
универсальные нормы, сфера действия которых охватывает все международное сообщество во всех областях международного сотрудничества;
принципы, имеющие комплексный характер и находящиеся в неразрывном единстве;
наиболее общие нормы, содержание которых многогранно и раскрывается посредством конкретизации в других нормах международного права [3].
Российские ученые Н.Н.Ковтун и А.С.Симагин, анализируя соглашения, содержащие общепризнанные принципы международного права, отмечают, что для признания за договором статуса, содержащего общепризнанные принципы и нормы международного права (jus cogens), необходимо его признание международным сообществом государств в целом. Авторы отмечают, что необходимым и достаточным признаком общепризнанного принципа международного права является его признание мировым сообществом. При этом отмечается, что для такого признания необязательно признание именно всеми субъектами международно-правовых отношений, а достаточно представительного большинства государств [7].
На наш взгляд, наиболее существенными признаками общепризнанного принципа международного права являются следующие.
1. Общепризнанный принцип международного права, как и любой другой принцип права, должен представлять собой руководящие, основополагающие идеи, которые определяют общую направленность и характерные особенности правового регулирования.
2. Общепризнанный принцип международного права должен признаваться и приниматься всеми или почти всеми субъектами мирового сообщества. Помимо собственно признания общепризнанного принципа международного права субъектом международных отношений он должен находить свое отражение в национальном законодательстве такого субъекта. Под отражением в законодательстве необходимо понимать, с одной стороны, отсутствие национальных норм, противоречащих данному принципу, с другой - наличие как во внутреннем законодательстве, так и в международных соглашениях субъекта мирового сообщества положений, повторяющих, развивающих и дополняющих данный общепризнанный принцип международного права. При этом представляется верным допускать реализацию данного принципа во внутреннем законодательстве не только в качестве законодательно закрепленных положений и в виде правовых обычаев.
3. Общепризнанный принцип международного права должен выступать в качестве обязательной для соблюдения всеми признаваемыми его субъектами императивной нормы международного права, отклонение от которой не допускается.
4. Для того чтобы общепризнанный принцип международного права беспрекословно соблюдался субъектами международных отношений, он должен быть обеспечен конкретными санкциями и мерами принуждения со стороны остальных субъектов мирового сообщества в случае его нарушения. Отсутствие подобных санкций и мер принуждения может превратить общепризнанный принцип в простую декларацию, нарушить которую сможет каждый того желающий.
Принимая во внимание отмечаемые выше существенные признаки общепризнанных принципов международного права, попытаемся дать собственную дефиницию исследуемого понятия.
Итак, на наш взгляд, под общепризнанным принципом международного права следует понимать признаваемую и принимаемую всеми или почти всеми субъектами международных отношений обязательную для соблюдения такими субъектами императивную норму международного права, имеющую основополагающий характер и обеспеченную мерами правового принуждения со стороны мирового сообщества в случае ее нарушения.
Представляется, что для внесения большей правовой определенности в понимание общепризнанных принципов международного права и, как следствие, применение части 1 статьи 8 Конституции Конституционному Суду Республики Беларусь следует дать официальное разъяснение относительно установления четкой правовой дефиниции указанных терминов и определения правил их непосредственного применения.
Абсолютное большинство общепризнанных принципов международного права входит в сферу применения судов общей юрисдикции, что еще раз подтверждается принятием вышеуказанного постановления Пленума именно Верховным Судом Российской Федерации.
Однако необходимо отметить, что и сфере сугубо хозяйственных отношений присуще применение некоторых общепризнанных принципов международного права.
Наиболее применимым из таких принципом является принцип pacta sunt servanda (каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться), который помимо сферы межгосударственных отношений, несомненно применим и к частноправовой сфере.
Данный принцип нашел свое отражение в статье 290 ГК, в которой установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.
В практике хозяйственных судов Республики Беларусь применение общепризнанных принципов международного права встречается нечасто. Однако отметим, что существуют достаточно позитивные примеры, свидетельствующие о готовности хозяйственных судов применять общепризнанные принципы международного права в случае их расхождения с внутренним правом.
Так, Хозяйственным судом г. Минска было рассмотрено дело, в котором субъект хозяйствования просил признать недействительным решение инспекции по налогам и сборам о применении экономических санкций.
Инспекцией по налогам и сборам по результатам проведения проверки был доначислен налог на прибыль субъекта хозяйствования. Денежные средства, поступившие из-за рубежа на счета субъекта хозяйствования в 2002 - 2003 гг., были перечислены по указанным контрактам в рамках реализации программы технического содействия Европейского союза для Беларуси согласно Меморандуму о финансировании, заключенному от имени Правительства Республики Беларусь уполномоченным на то должностным лицом с Комиссией Европейских сообществ. Неотъемлемой частью Меморандума о финансировании являлись применимые к нему Общие правила.
Согласно ст. 13 Общих правил налоги и таможенные пошлины не должны были финансироваться из субсидии ЕС, физические и юридические лица были освобождены от уплаты взимаемых в Республике Беларусь подоходного налога или сборов аналогичного характера с дохода, полученного от Сообщества или организации, с которой Сообщество заключило контракт, за деятельность, предусмотренную Меморандумом о финансировании.
В момент подписания Меморандума о финансировании подп. 2 "б" ст. 2 Закона Республики Беларусь от 22.12.1991 N 1330-XII "О налогах на доходы и прибыль" (далее - Закон N 1330-XII) [18] было предусмотрено, что в состав внереализационных операций для целей налогообложения не включаются имущество и денежные средства, безвозмездно полученные от юридических и физических лиц Республики Беларусь и других государств и использованные по целевому назначению.
С января 2002 г. льгота по налогу на прибыль по иностранной безвозмездной помощи исключена из ст. 2 Закона N 1330-XII.
После отмены льготы по налогу на доходы Совет министров Республики Беларусь обязан был внести предложения по приведению национального законодательства в соответствие с заключенным международным договором.
Необходимый законодательный акт принят Указом Президента Республики Беларусь от 22.10.03 N 460 "О международной технической помощи, предоставляемой Республике Беларусь" [19].
Так как льгота по налогу на прибыль в отношении денежных сумм, получаемых от иностранных государств и организаций, была исключена из Закона N 1330-XII, на сумму полученной технической помощи допричислены налог на прибыль, транспортный сбор и экологический налог. Денежные средства, выданные физическим лицам в октябре 2000 г. как командировочные, в апреле, августе, октябре 2002 г. и январе, марте 2003 г. на хозяйственные нужды (как неподтвержденные документально надлежащими первичными бухгалтерскими документами), расценены налоговой инспекцией как доходы физических лиц, в связи с чем допричислен подоходный налог.
Рассматривая дело, хозяйственный суд установил следующее.
"В соответствии со ст. 8 Конституции Республики Беларусь Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
Принцип добросовестного выполнения обязательств - один из основных принципов международного права, который означает точное выполнение содержания, обязательств, качества, места исполнения.
В соответствии со ст. 5 Налогового кодекса Республики Беларусь Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им налогового законодательства. Если нормами международных договоров, действующими для Республики Беларусь, установлены иные нормы, чем те, которые предусмотрены настоящим Кодексом и иными законодательными актами Республики Беларусь, то применяются нормы международного договора, если иное не определено нормами международного права. Указанная норма действовала в период проведения налоговым органом проверки и принятия решения о применении экономических санкций.
В силу ст. 27 Венской конвенции участник не может ссылаться на положения внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора.
Как усматривается из представленного в судебное заседание перевода английского текста Общих правил, произведенного Белорусской торгово-промышленной палатой, в аутентичном тексте Общих правил ... буквальный перевод фразы в ст. 13 Общих правил "будут освобождены" следует читать как "освобождаются от уплаты взимаемых в Республике Беларусь подоходного налога или сборов аналогичного характера с дохода..." [20].
С учетом изложенного и в связи с отсутствием национальной законодательной нормы, регулирующей налоговые изъятия, а также в силу ст. 27 Венской конвенции и ст. 5 Налогового кодекса Республики Беларусь, Меморандум о финансировании в период с 01.01.2002 до 22.10.2003 имел прямое действие и подлежал непосредственному применению. Таким образом, доводы налоговой инспекции об исключении льготы по налогу на прибыль по указанным правоотношениям, отсутствие решения о применении такой льготы непосредственно для истца, вследствие чего полученные денежные средства являются объектом налогообложения, не приняты во внимание. Следовательно, допричисление налога на прибыль, транспортного сбора и экологического налога в 2002, 2003 г. является необоснованным" [20].





СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Конституция Республики Беларусь от 15 март. 1994 г. N 2875-XII // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
2. Василевич Г.А. Комментарий к Закону "О нормативных правовых актах Республики Беларусь". - Минск: Интерпрессервис, 2003. - С. 90 - 91.
3. Агешкина Н.А. Комментарий к Федеральному закону "О международных договорах Российской Федерации" (постатейный) // КонсультантПлюс. Россия: Комментарии законодательства. [Электронный ресурс].
4. Зимненко Б.Л. О применении норм международного права судами общей юрисдикции: справочное пособие / Б.Л.Зимненко. - М.: Статут, 2005.
5. Кузнецова О.А. Соотношение понятий общепризнанных принципов и норм международного права / О.А.Кузнецова // Международное публичное и частное право. - 2009. - N 3.
6. Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права / Т.Н.Нешатаева // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2004. - N 3.
7. Ковтун Н.Н., Симагин А.С. Иерархическое место Конвенции о защите прав человека и основных свобод в системе источников уголовно-процессуального права России / Н.Н.Ковтун, А.С.Симагин // Мировой судья. - 2006. - N 7.
8. О нормативных правовых актах Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 10 янв. 2000 г., N 361-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
9. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 07 дек. 1998 г. N 218-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
10. Банковский кодекс Республики Беларусь от 25 окт. 2000 г. N 441-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
11. Таможенный кодекс Республики Беларусь от 04 янв. 2007 г. N 204-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
12. Налоговый кодекс Республики Беларусь (Общая часть) от 19 дек. 2002 г. N 166-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
13. Кодекс Республики Беларусь "Об административных правонарушениях" от 21 апр. 2003 г. N 194-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
14. Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях от 20 дек. 2006 г. N 194-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
15. Бабий А.Н., Тимошенко В.С. Роль общепризнанных принципов и норм международного права в правовой системе России / А.Н.Бабий, В.С.Тимошенко // Закон. - 2006. - N 11.
16. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 10 окт. 2003 г., N 5 // КонсультантПлюс. Россия: Судебная практика. [Электронный ресурс].
17. Устав Организации Объединенных Наций (вместе с "Правилами процедуры Генеральной Ассамблеи"): совершен в г. Сан-Франциско 26 июня 1945 г. // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
18. О налогах на доходы и прибыль: Закон Респ. Беларусь, 22 дек. 1991 г., N 1330-XII // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
19. О международной технической помощи, предоставляемой Республике Беларусь: Указ Президента Респ. Беларусь, 22 окт. 2003 г., N 460 // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
20. Решение Хозяйственного суда города Минска от 23 июня 2004 г. по делу N 271-9 // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].

Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)