Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by

ПРИМЕНЕНИЕ ОГОВОРКИ О ПУБЛИЧНОМ ПОРЯДКЕ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ О ПРИЗНАНИИ И ПР...


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер Юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент

Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 7 декабря 2009 г.

Понятие оговорки о публичном порядке в белорусском законодательстве содержится в ст. 1099 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК): "Иностранное право не применяется в случаях, когда его применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Республики Беларусь, а также в иных случаях, прямо предусмотренных законодательными актами. В этих случаях применяется право Республики Беларусь".
Как основу правопорядка Республики Беларусь определяет публичный порядок и ст. 1 Закона Республики Беларусь от 09.07.1999 N 279-З "О международном арбитражном (третейском) суде".
По мнению В.Г.Тихини, в тех случаях, когда применение иностранного права исключается по мотивам публичного порядка, образовавшийся правовой вакуум должен быть восполнен путем применения соответствующей нормы права страны суда [1].
Итак, что же понимается под публичным порядком в белорусском законодательстве? Закон говорит нам об основах правопорядка. Здесь, очевидно, речь идет об основах, то есть основополагающих принципах правопорядка. Попробуем представить их в наиболее общем виде:
а) конституционные нормы, в частности, закрепленные в разделе II "Личность, общество, государство" Конституции Республики Беларусь.
б) основные начала различных отраслей права.
Если обратиться к источникам гражданского права, то мы увидим, что ГК оперирует термином "основные начала". Статья 2 ГК приводит примерный перечень основных начал гражданского законодательства, под которыми понимается система принципов:
- принцип верховенства права;
- принцип социальной направленности регулирования экономической деятельности;
- принцип приоритета общественных интересов;
- принцип равенства участников гражданских отношений;
- принцип неприкосновенности собственности;
- принцип свободы договора;
- принцип добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений;
- принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела;
- принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.
Примером нарушения публичного порядка в Республике Беларусь могут рассматриваться положения ст. 170 ГК, которая выделяет сделки, совершение которых запрещено законодательством. В этой статье подразумевается сделка, стороны которой (или одна из сторон) умышленно совершают (совершает) сделку, совершение которой запрещено законодательством. Речь идет о сделках, противоречащих основам правопорядка. К таким, в частности, относятся сделки, заключенные с целью создать монопольное положение субъектов хозяйствования на рынке для взвинчивания цен; с целью разделения рынка, чтобы получить сверхплановую прибыль; когда под видом товаров, указанных в лицензии (например, лом черных металлов), продаются и вывозятся за границу сплавы цветных металлов; сбыт товаров, обладающих свойствами, опасными для жизни и здоровья людей [2].
В настоящее время в законодательстве Республики Беларусь оговорка о публичном порядке как основании для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения содержится в статье 248 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.
В соответствии с частью 1 статьи 8 Конституции Республики Беларусь Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства Республики Беларусь. Часть 2 статьи 20 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" указывает, что "нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению". Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что, если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены белорусским законодательством, применяются правила международного договора. Поэтому некоторые ученые придерживаются точки зрения, что если основания отказа в признании иностранных решений, названные в национальном законодательстве, не соответствуют основаниям отказа, названным в соответствующем международном договоре, действует общее правило приоритета международного договора. Б.Сеглин добавляет, что по этой причине данный перечень оснований вообще не имеет практического значения [3]. Таким образом, согласно этой точки зрения, которую озвучил М.М.Богуславский, при отсутствии оговорки в международном договоре проверка признания и исполнения иностранных судебных решений на их соответствие публичному порядку невозможна и соответственно даже несовместимые с ним решения подлежат исполнению [4].
Согласно другой точке зрения оговорка о публичном порядке может применяться и без упоминания о ней в соответствующем международном договоре, поскольку она относится к принципам международного частного права [5].
Пункт 2 статьи V Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, заключенной в Нью-Йорке 10.06.1958 (далее - Конвенция), устанавливает, что "в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть ... отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что ... признание и приведение в исполнение этого решения противоречит публичному порядку страны". Ученые обращают внимание на то, что "может", а не "должно"; главная презумпция Конвенции состоит в том, что арбитражные решения всегда подлежат исполнению; более того, даже в случаях, когда в соответствии со статьей V есть основания возражать против приведения решения в исполнение, некоторые суды, особенно в США, все равно руководствуются презумпцией об обязательности исполнения [6].
Подпункт b) п. 2 ст. V Конвенции позволяет государственному суду исследовать по собственной инициативе вопрос о том, не будет ли противоречить признание и приведение в исполнение арбитражного решения публичному порядку страны. Если суд придет к такому выводу, в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения может быть отказано.
Проверяя международное арбитражное решение на соответствие публичному порядку своего государства, суд должен проанализировать только последствия признания и приведения в исполнение иностранного судебного акта, а не заниматься выявлением дефектов решения. Само по себе иностранное судебное решение не может противоречить публичному порядку страны, противоречить публичному порядку могут только последствия признания и приведения в исполнение решения.
С целью обеспечения единства и предсказуемости в толковании и применении оговорки о публичном порядке в 1996 году Комитетом по международному коммерческому арбитражу Ассоциации международного права (ILA) разработаны рекомендации, которые были окончательно утверждены Резолюцией 2/2002 на 70-й конференции Ассоциации международного права, проведенной в апреле 2002 г. в Нью-Дели (Индия) (далее - Резолюция 2/2002).
Резолюция 2/2002 утвердила шестнадцать рекомендаций по применению государственными судами положения о публичном порядке при признании и приведении в исполнение международных арбитражных решений. В преамбуле Резолюции 2/2002 указывается, что рекомендации предлагаются вниманию государственных судов и имеют целью обеспечить последовательность и предсказуемость в толковании и применении публичного порядка. Исходя из прямого указания в рекомендациях сфера их применения ограничена решением вопроса о публичном порядке, возникающего при признании или приведении в исполнение арбитражных решений. Рекомендации не предназначены для решения проблем публичного порядка, которые возникают перед составом арбитража в процессе международного третейского разбирательства. Некоторые авторы полагают, что рекомендации можно по аналогии применять для решения вопроса о соблюдении публичного порядка и при рассмотрении государственными судами заявлений об отмене международных третейских решений [7].
Представляется необходимым остановиться на отдельных рекомендациях, которые могут быть использованы хозяйственными судами Республики Беларусь при применении оговорки о публичном порядке по делам о признании и приведении в исполнение иностранных судебных актов.
Если суд отказывает в признании или приведении в исполнение арбитражного решения, ему не следует ограничиваться только ссылками на подп. b) п. 2 ст. V Конвенции. Подробное изложение мотивов и оснований для отказа в признании или приведении в исполнение будет содействовать развитию более последовательной практики в выработке единого мнения относительно принципов и правил, которые могут считаться частью международного публичного порядка. Если часть арбитражного решения, нарушающая международный публичный порядок, может быть отделена от части, которая его не нарушает, то та часть решения, которая не нарушает международный публичный порядок, может быть признана или приведена в исполнение. Суду, проверяющему соответствие арбитражного решения основополагающим принципам (процессуальным или материальным), следует использовать принципы, признающиеся основополагающими правовой системой его страны, а не принципы права, применимого к международному договору. Для того чтобы определить, должен ли принцип, являющийся частью правовой системы, считаться в достаточной степени основополагающим для обоснования отказа в признании или приведении в исполнение арбитражного решения, суду следует принять во внимание, с одной стороны, международный характер дела и связь дела с правовой системой страны, суд которой решает вопрос о признании или приведении в исполнение, и, с другой стороны, наличие или отсутствие внутри международного сообщества единого мнения касательно рассматриваемого принципа. Сторона не должна иметь права использовать основополагающий принцип в качестве основания для отказа в признании или приведении в исполнение решения, если она имела возможность сослаться на такой основополагающий принцип перед составом арбитража, но не сделала этого. Суду следует отказывать в признании или приведении в исполнение арбитражного решения, предусматривающего такое разрешение спора, которое запрещено правилом о публичном порядке, являющимся частью правовой системы его страны, только когда: пределы действия указанного правила предусматривают его применение в рассматриваемом случае; признание или приведение в исполнение решения явно нарушит существенные политические, социальные и экономические интересы, защищаемые таким правилом. Суд может отказать в признании или приведении в исполнение арбитражного решения, когда такое признание или приведение в исполнение будет являться очевидным нарушением государством своих обязательств в отношении других государств или международных организаций.
В судебной практике хозяйственных судов Республики Беларусь ссылки сторон на необходимость применения оговорки о публичном порядке носят единичный характер. Как правило, ссылаясь на необходимость применения оговорки о публичном порядке, стороны плохо представляют себе содержание и пределы применения оговорки о публичном порядке Республики Беларусь.
Рассмотрим некоторые примеры судебной практики.
Определением Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь было разрешено принудительное исполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торговой промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС). В кассационной жалобе ответчик просил отменить определение хозяйственного суда ввиду того, что признание и приведение в исполнение решения МКАС противоречат публичному порядку Республики Беларусь. Ответчик ссылался также на пункт 5 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 20.07.1999 N 9 "О подведомственности споров после уступки требования или перевода долга" (далее - постановление N 9), который указывает на то, что "действующее законодательство не предоставляет право сторонам, местонахождение или местожительство которых находится в Республике Беларусь, заключать арбитражное соглашение (арбитражную оговорку) об избрании для рассмотрения спора иностранного, в том числе иностранного международного арбитражного (третейского) суда, а наличие в договоре такого соглашения между указанными сторонами недействительно в силу распространения юрисдикции хозяйственных судов на всю территорию Республики Беларусь".
Из материалов дела усматривалось, что контракт был заключен не только между двумя сторонами, находящимися на территории Республики Беларусь, но и третьей стороной, расположенной в Российской Федерации.
В данном случае рассмотрение иска находилось в компетенции МКАС.
В своем постановлении Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь констатировала, что решение МКАС выносилось не только в отношении лиц, находящихся в Республике Беларусь, но и в отношении лица, находящегося в Российской Федерации, в связи с этим является несостоятельной и ссылка на пункт 6 постановления N 9, в соответствии с которым в случае принятия решений иностранными судами и иными органами по спорам, сторонами в которых являются только лица, местонахождение или местожительство которых находится в Республике Беларусь, в признании и исполнении на территории Республики Беларусь этих решений должно быть отказано в связи с отнесением споров в силу закона к компетенции хозяйственных судов Республики Беларусь.
Следовательно, признание и приведение в исполнение решения МКАС не противоречат публичному порядку Республики Беларусь.
Кассационной коллегией Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь не был принят во внимание довод ответчика о том, что при вынесении определения были допущены нарушения публичного порядка Республики Беларусь, а именно: в определении указана сумма валюты в долларах США.
Иск был предъявлен в долларах США, при рассмотрении спора сторонами было указано применимое право Российской Федерации, в связи с чем ссылка ответчика на законодательство Республики Беларусь является неправомерной.
В ходе другого судебного разбирательства в поданной кассационной жалобе ответчик просил отменить определение суда о принудительном исполнении решения Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (далее - МАС при БелТПП) как вынесенное с нарушением публичного порядка Республики Беларусь, поскольку ходатайство о принудительном приведении в исполнение решения МАС при БелТПП подписано представителем взыскателя при отсутствии в его доверенности полномочий на совершение указанных действий.
Из материалов дела видно, что взыскатель обратился в хозяйственный суд с заявлением (ходатайством) о выдаче приказа на принудительное исполнение решения МАС при БелТПП. Однако никакого требования в указанном заявлении о принудительном исполнении судебного акта взыскатель не ставил. В связи с этим доводы жалобы об отсутствии у представителя взыскателя специальных полномочий в доверенности на подписание и подачу заявления (ходатайства) в суд о принудительном приведении в исполнение решения были признаны Кассационной коллегией Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь несостоятельными.
В российской научной литературе поднимается ряд вопросов об ошибках, встречаемых при применении оговорки о публичном порядке. С целью недопущения повторения хозяйственными судами Республики Беларусь ошибок своих российских коллег остановимся на имевших место в практике арбитражных судов Российской Федерации случаях неправильного применения оговорки о публичном порядке:
1. Само по себе иностранное арбитражное решение никак не может противоречить публичному порядку, лишь его исполнение может привести к нарушению публичного порядка. Поэтому следует оценивать в контексте публичного порядка только исполнение этого решения, а не само решение.
2. На публичный порядок нельзя ссылаться, если к моменту, когда делается такая ссылка, окончательное арбитражное решение не вынесено. Подпункт b) п. 2 ст. V Конвенции гласит, что признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения не должно противоречить публичному порядку. Пока решение еще не вынесено, нечего признавать и приводить в исполнение, следовательно, нет, и не может быть, оснований для ссылок на публичный порядок в соответствии с Конвенцией. Эти соображения следует иметь в виду тем, кто оспаривает возможность направления государственным судом сторон в арбитраж в соответствии с механизмом, предусмотренным ст. II Конвенции.
3. На публичный порядок нельзя ссылаться, если сторона, выступающая против приведения в исполнение международного арбитражного решения, полагает, что арбитры допустили ошибку в применении закона, применили неправильный закон или неправильно оценили фактические обстоятельства дела. Суд, рассматривающий вопрос о признании и приведении в исполнение международного арбитражного решения, не вправе изучать такие доводы, ибо это означало бы попытку пересмотра арбитражного решения по существу, что не допускается Конвенцией.





СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Тихиня В.Г. Международное частное право. Часть 1. - Мн.: 1994. - С. 33.
2. Гражданское право: учебник: в 2 ч. / под общ. ред. проф. В.Ф.Чигира. - Мн.: Амалфея, 2000. - Ч. 1. - С. 481.
3. Сеглин Б. Исполнение иностранных судебных решений и значение договорной подсудности // Хозяйство и право. - 2001. - N 11. - С. 53.
4. Лаптев А. Публичный порядок России: некоторые проблемы защиты // Международное публичное и частное право. - 2003. - N 3. - С. 16.
5. Приезжая Н.В. Оговорка о публичном порядке: применение в международном коммерческом арбитраже // Московский журнал международного права. - 2000. - N 4. - С. 71.
6. Дандэс Х. Сибирский вклад в английское право: публичный порядок, незаконность и принудительное исполнение решений международных арбитражей. Дело Soinco S.A.C.I. против Новокузнецкого алюминиевого завода и последующие дела // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - N 3. - С. 54.
7. Хвесеня В.М. Рекомендации по применению публичного порядка в качестве основания для отказа в признании или приведении в исполнение международных арбитражных решений // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - N 3. - С. 42.

Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by