Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ВЗАИМНОСТИ В ХОЗЯЙСТВЕННОМ ПРОЦЕССЕ


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер Юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент

Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 28 декабря 2009 г.

Аннотация

Настоящая статья посвящена вопросам применения принципа взаимности при рассмотрении хозяйственных (экономических) споров. В статье исследуются приемы нормативного отражения принципа взаимности в законодательстве Республики Беларусь, а также стран ближнего и дальнего зарубежья, регулирующем вопросы признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений по хозяйственным (экономическим) спорам. Отдельное внимание уделяется выявлению положительных тенденций в закреплении принципа взаимности на уровне Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - ХПК). В статье автором предлагаются рекомендации по применению исследуемого института в производстве по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений. В заключении делается вывод о необходимости заключения международной конвенции, регулирующей вопросы признания и приведения в исполнение решений национальных судов на территории иностранных государств.

Введение

Развитие международных экономических отношений вместе с развитием правовых, культурных и иных связей Республики Беларусь способствует развитию хозяйственного процессуального законодательства в сфере рассмотрения споров с участием иностранного элемента, применения хозяйственными судами норм международного частного права, в том числе и в сфере признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений на основе взаимности.
В международном частном праве под взаимностью понимается взаимное признание государствами действия их законов и тех прав, которые возникают на основании их законов в иностранном государстве [1].
Проблематика применения взаимности в хозяйственном процессе исследуется в ряде статей как белорусских (В.С.Каменков [2], Н.Прокопович [3]), так и российских (Л.Н.Галенская [4], Т.Н.Нешатаева [5; 6], Д.В.Литвинский [7; 8] и др.) авторов. Проблемными в теории признаются вопросы возможности применения принципа взаимности в производстве по делам о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений в отсутствие международного договора. Данная проблематика прослеживается в основном в статьях российских авторов ввиду несовершенства российского процессуального законодательства.
Целью настоящей статьи является исследование отечественного и зарубежного законодательства, закрепляющего принцип взаимности, изучение судебной практики применения исследуемого института, а также выработка рекомендаций по применению хозяйственными судами принципа взаимности в производстве по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.

Основная часть

Под принципами хозяйственного процессуального права понимаются ключевые идеи, отправные положения, руководящие начала, характеризующие эту отрасль права, отражающие ее важнейшие качественные особенности, содержание и назначение в обществе. Они присущи всему хозяйственному судопроизводству или отдельным его стадиям, охватывают все хозяйственные процессуальные нормы и институты, обеспечивают такое построение хозяйственного процесса, которое способствует вынесению законных и обоснованных судебных постановлений и их исполнению, эффективной защите прав и законных интересов участников процесса [9].
В свою очередь, принципы хозяйственного процессуального права можно разделить на принципы, которые применяются во всех стадиях хозяйственного процесса, и принципы, действующие в рамках только одной самостоятельной стадии процесса.
К принципам хозяйственного судопроизводства по делам с участием иностранного элемента относят следующие принципы:
- приоритета международных договоров Республики Беларусь над нормами национального законодательства;
- предоставления иностранным лицам в хозяйственном процессе национального режима;
- соблюдения юрисдикции судов и других правоприменительных органов государств;
- взаимности.
Остановим свое внимание на реализации принципа взаимности при отправлении правосудия по хозяйственным (экономическим) спорам.
В.М.Корецкий под оговоркой о взаимности понимает оговорку, обуславливающую применение содержания конкретной нормы применением нормы такого же содержания в соответствующем иностранном государстве.
В.В.Гаврилов отмечает в отношении взаимности следующее: "Сущность взаимности состоит в предоставлении юридическим и физическим лицам иностранного государства определенного количества прав или правового режима при условии, что физические и юридические лица страны, их представляющей, будут пользоваться аналогичными правами или правовым режимом в данном иностранном государстве" [4].
В теории различают два вида взаимности: материальную и формальную.
Под материальной взаимностью понимается предоставление иностранным физическим и юридическим лицам тех же конкретных прав, которыми пользуются в данном иностранном государстве отечественные граждане и юридические лица.
При формальной взаимности иностранным физическим и юридическим лицам предоставляются те права, которыми пользуются отечественные граждане. С одной стороны, в силу принципа формальной взаимности иностранным гражданам в другой стране могут предоставляться те права, которыми обладают отечественные граждане, в том числе и те права, которыми иностранные граждане не пользуются в своем государстве. С другой стороны, иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они обладают в своем государстве, если предоставление таких прав не предусмотрено законодательством этого иностранного государства [1].
Принцип взаимности нашел свое нормативное закрепление в статье 245 ХПК: "решения иностранных судов и иностранные арбитражные решения признаются и приводятся в исполнение хозяйственными судами в Республике Беларусь, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено законодательством или международным договором Республики Беларусь либо на основе взаимности" [10].
В соответствии с пунктом 20 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 02.12.2005 N 31 "О практике рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц" [11] принцип взаимности может использоваться при направлении судебного поручения в порядке оказания правовой помощи в случае отсутствия международного договора об оказании правовой помощи.
Необходимо отметить, что законодательство Республики Беларусь идет впереди своих соседей по ближнему зарубежью в отношении законодательного закрепления принципа взаимности в процессуальном праве. К примеру, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - АПК Российской Федерации) не содержит ссылок на возможность применения принципа взаимности. В соответствии со статьей 241 АПК Российской Федерации иностранное судебное (арбитражное) решение может быть исполнено и признано в Российской Федерации, только если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором Российской Федерации и федеральным законом [12]. Только Федеральный закон Российской Федерации от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает, что при отсутствии международных договоров Российской Федерации решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом [13].
Следует сказать, что позиция российского законодателя о возможности признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений только при наличии соответствующего международного соглашения привела к тому, что видные представители российской юридической мысли вынуждены искать и доктринально обосновывать возможность приведения в исполнение иностранного судебного решения на основе принципа взаимности в отсутствие международного договора, используя при этом разные подходы к решению данной проблемы [5; 7; 8; 14]. Необходимо отметить, что судебная практика российских арбитражных судов неоднозначно подходит к применению данных доктринальных воззрений.
Интересным представляется подход законодателей иностранных государств к закреплению принципа взаимности в национальном законодательстве. Например, германский законодатель счел необходимым не допускать признания иностранного судебного решения, если взаимность не обеспечивается (п. 5 абз. 1 § 328 Гражданского процессуального кодекса Германии). Напротив, французские суды, рассматривая вопрос о допустимости экзекватуры (судебного постановления об исполнении решения иностранного суда), соблюдение взаимности не проверяют.
Закон о реформе итальянской системы международного частного права 1995 года также не связывает признание иностранных судебных решений с взаимностью (статья 64). Условие взаимности в качестве общего правила отменено в Швейцарии с принятием Закона о международном частном праве 1987 года. После почти вековой практики применения от него отказалась и Бразилия (там оно предусматривалось ГПК 1878 года).
Для английских судов также не имеет значения, приводятся ли в исполнение английские судебные решения в том или ином государстве. В Англии с давних времен за лицом, выигравшим дело в иностранном суде, признавали право предъявить иск на основании такого решения. Позднее сформировалась "доктрина обязательства", согласно которой решение обладающего компетенцией иностранного суда о взыскании денежной суммы рассматривалось как самостоятельное правовое обязательство, которое может быть реализовано посредством предъявления иска о взыскании долга [15].
В соответствии со статьей 1098 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) суд применяет иностранное право независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к аналогичным отношениям право Республики Беларусь, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено законодательством Республики Беларусь. Если применение иностранного права зависит от взаимности, предполагается, что она существует, поскольку не доказано иное [16].
В хозяйственном процессе взаимность необходимо рассматривать как процессуальную презумпцию. При применении принципа взаимности в ходе рассмотрения дел о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений необходимо предполагать, что взаимность существует. При применении положений статьи 1098 ГК хозяйственными судами бремя доказывания отсутствия взаимности должно возлагаться на должника. При этом отказ иностранного суда в признании белорусского судебного решения в связи с нарушением процессуальных требований, предъявляемых к оформлению заявления о признании и приведении решения в исполнение, либо несоответствием публичному порядку иностранного государства не является доказательством отсутствия взаимности. Доказательствами отсутствия взаимности могут служить ссылки иностранных судов на невозможность признания и приведения в исполнение белорусских судебных решений в связи с отсутствием заключенного между государствами международного договора, наличия необходимого законодательного механизма для такого признания либо отсутствия уверенности иностранного суда в наличии взаимности у стороны, которая просит о приведении решения в исполнение.
С учетом вышеизложенного представляется неверным равняться на практику федеральных арбитражных судов Российской Федерации, которые в своих постановлениях недоказанность взаимности расценивают как основание для отказа в признании и исполнении иностранного судебного решения [15].
Пример. Датская компания (заявитель) обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения государственного суда г. Осло (Норвегия). По мнению заявителя, решение подлежит признанию и исполнению на основании принципов взаимности и международной вежливости и положений Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений, заключенного 04.11.1993 между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Дания (далее - Соглашение).
Российская компания (должник) возражала против удовлетворения заявления на том основании, что между Норвегией и Российской Федерацией отсутствует международный договор, предусматривающий возможность взаимного исполнения решений, вынесенных судами этих государств, а также не существует доказательств применения принципа взаимности.
Суд правомерно посчитал, что отсутствие международного договора не может служить препятствием для признания и приведения в исполнение на территории Российской Федерации иностранных судебных решений. Признание и исполнение может осуществляться на основе принципов взаимности и международной вежливости как общепризнанных принципов международного права, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации в силу статьи 15 Конституции Российской Федерации.
Кроме того, между правительствами Российской Федерации и Дании заключено Соглашение, в соответствии с преамбулой которого государства создают благоприятные условия для увеличения капиталовложений инвесторов и обеспечивают справедливый и равноправный режим в отношении капиталовложений.
Согласно статьям 4 и 241 АПК Российской Федерации заинтересованное лицо может обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных прав.
Суд указал, что отказ в признании и приведении в исполнение решения, направленного на защиту имущественных интересов датской компании, будет противоречить целям Соглашения и нарушит предусмотренные ст. 4 АПК Российской Федерации право на судебную защиту и принципы взаимности и международной вежливости.
Вместе с тем из смысла пункта 2 статьи 1189 Гражданского кодекса Российской Федерации взаимность предполагается существующей, если не доказано иное. В ходе судебного разбирательства данного дела на основании представленных должником доказательств было установлено, что иностранные судебные решения в Норвегии могут быть признаны и исполнены, если такая возможность предусмотрена международным договором.
Суд сделал вывод, что в отношении российских судебных решений в Норвегии принцип взаимности в отсутствие международного договора обеспечен быть не может. Должник представил справку Министерства иностранных дел Норвегии о том, что на ее территории судебные решения, вынесенные в России, не исполнялись. На этих основаниях суд отказал в признании и исполнении решения иностранного суда [5].

При данном подходе признание и приведение в исполнение иностранного решения на территории государств, не заключивших между собой соответствующего соглашения, будет невозможным, так как ни одна из сторон не будет признавать судебные решения другого государства в связи с отсутствием фактов признания национального судебного решения в этом государстве. В данной ситуации кто-то должен быть первым.
Статья 248 ХПК устанавливает основания для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения. Наличие данных оснований в нашем законодательстве (в особенности возможности отказа от признания и приведения в исполнение иностранного судебного акта по соображениям несоответствия публичному порядку Республики Беларусь) является гарантией защиты прав белорусских граждан и субъектов хозяйствования от негативных последствий, которые могут наступить в случае признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений. Заметим, что недоказанность взаимности не упоминается в названной статье в качестве основания для отказа. Как верно заметил Н.Г.Елисеев, исполнение иностранного судебного решения по частноправовому спору вопреки тому основанию, что государства по каким-то непринципиальным причинам не смогли заключить требуемый международный договор, не таит в себе угрозы ущемления прав частных лиц или государственных интересов [15].
Необходимо отметить, что избежать споров по вопросам применения взаимности при рассмотрении дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений можно путем заключения международных соглашений, предусматривающих возможность признания судебных актов сторон-участников на территории друг друга. Ярким примером такого соглашения является Соглашение между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о порядке взаимного исполнения судебных актов хозяйственных судов Республики Беларусь и арбитражных судов Российской Федерации, заключенное в г. Москве 17.01.2001, которое предусматривает, что судебные акты компетентных судов Сторон не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, принявших решения. Для приведения в исполнение исполнительного документа арбитражного суда Российской Федерации в Республике Беларусь не требуется проведения специальной процедуры признания и приведения в исполнение, предусмотренной главой 28 ХПК, необходимо просто в соответствии со статьей 355 ХПК составить заявление о возбуждении исполнительного производства и направить его в адрес хозяйственного суда. В данном случае судебные постановления арбитражных судов Российской Федерации исполняются в таком же порядке, что и судебные постановления национальных судов. Представляется, что реализация упрощенной процедуры исполнения судебных постановлений, предусмотренной положениями указанного Соглашения, в рамках отдельной Конвенции государств - участников Содружества Независимых Государств также будет оправданной.

Заключение

Хозяйственное процессуальное законодательство Республики Беларусь содержит довольно прогрессивный механизм признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, в том числе закрепляя возможность применения принципа взаимности. Данный факт выгодно отличает отечественное законодательство от законодательств ряда государств, которые игнорируют применение принципа взаимности, следствием чего является наличие многих проблемных вопросов, которые в настоящее время встают, например, перед судами Российской Федерации.
В хозяйственном процессе взаимность необходимо рассматривать как процессуальную презумпцию. При применении принципа взаимности в ходе рассмотрения дел о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений необходимо предполагать, что взаимность существует.
Судам не стоит опасаться применения принципа взаимности, так как ХПК содержит достаточно гарантий защиты прав белорусских граждан и субъектов хозяйствования от негативных последствий, которые могут наступить в случае исполнения иностранных судебных решений на территории нашего государства. Очевидно, что применение принципа взаимности разрушить систему данных гарантий не может.
Устранение спорных вопросов в применении взаимности при рассмотрении дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов связано с проблемой заключения единого международного соглашения, предусматривающего упрощенный порядок признания и приведения в исполнение национальных судебных решений на территории иностранного государства, для решения которой мировому сообществу необходимо еще проводить долгую и кропотливую работу.





СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Богуславский М.М. Международное частное право / М.М.Богуславский // КонсультантПлюс: Российская Федерация [Электронный ресурс]. - М., 2007.
2. Каменков В.С. Опыт хозяйственных судов Республики Беларусь по признанию и приведению в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений / В.С.Каменков // Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь. - 2006. - N 21. - С. 10 - 20.
3. Прокопович Н. Когда не гарантирован принцип взаимности / Н.Прокопович // Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь. - 2006. - N 13. - С. 78 - 80.
4. Галенская Л.Н. Понятие взаимности / Л.Н.Галенская // Журнал международного частного права. - 2005. - N 3. - С. 3 - 14.
5. Нешатаева Т.Н. О признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений / Т.Н.Нешатаева // КонсультантПлюс: Российская Федерация [Электронный ресурс]. - М., 2007.
6. Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права / Т.Н.Нешатаева // КонсультантПлюс: Российская Федерация [Электронный ресурс]. - М., 2007.
7. Литвинский Д.В. "Исполнить нельзя отказать": еще раз к вопросу о возможности приведения в исполнение решений иностранных судов на территории Российской Федерации в отсутствие международного договора / Д.В.Литвинский // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2006. - N 4. - С. 149 - 160.
8. Литвинский Д.В. "Исполнить нельзя отказать": еще раз к вопросу о возможности приведения в исполнение решений иностранных судов на территории Российской Федерации в отсутствие международного договора / Д.В.Литвинский // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2006. - N 5. - С. 140 - 153.
9. Каменков В.С. Новое о принципах хозяйственного процессуального права / В.С.Каменков // Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь. - 2007. - N 5. - С. 75 - 82.
10. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь от 15.12.1998 N 219-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс]. - Мн.: 2007.
11. О практике рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц: постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, 2 дек. 2005 г., N 31 // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс]. - Мн.: 2007.
12. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ // КонсультантПлюс: Российская Федерация [Электронный ресурс]. - М., 2007.
13. Федеральный закон Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 N 127-ФЗ // КонсультантПлюс: Российская Федерация [Электронный ресурс]. - М., 2007.
14. Давыденко Д., Муранов А. Вопросы признания и (или) приведения в исполнение иностранных решений в России / Д.Давыденко, А.Муранов // КонсультантПлюс: Российская Федерация [Электронный ресурс]. - М., 2007.
15. Елисеев Н.Г. Принцип международной вежливости как предпосылка приведения в исполнение иностранных судебных решений / Н.Г.Елисеев // КонсультантПлюс: Российская Федерация [Электронный ресурс]. - М., 2007.
16. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 07.12.1998 N 218-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс]. - Мн.: 2007.


------------------------------------------------------------------

Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by