ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ и АДВОКАТСКОЕ БЮРО
Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)

О ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ОГОВОРКИ О ПУБЛИЧНОМ ПОРЯДКЕ ПРИ ЕЕ ОТСУТСТВИИ В МЕЖ...


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер Юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент

Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 25 января 2012 г.

Возможность применения оговорки о публичном порядке при ее отсутствии в тексте международного соглашения давно является предметом научной дискуссии. В частности, спорным является применение указанной оговорки в производстве по признанию и приведению в исполнение решений судов стран СНГ на территории стран - участниц Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (заключено в г. Киеве 20.03.1992) (далее - Соглашение от 20.03.1992). Свой взгляд на соотношение юридической силы иностранного права и публичного порядка излагает автор статьи.

Является ли оговорка о публичном порядке общепризнанным принципом международного права.
К сфере регулирования Соглашения от 20.03.1992 относятся вопросы разрешения дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, из их отношений с государственными и иными органами, а также вопросы исполнения решений по ним (ст. 1 Соглашения от 20.03.1992).
В соответствии со ст. 9 Соглашения от 20.03.1992 в приведении в исполнение судебного решения взыскателю может быть отказано только в случае несоблюдения положений указанной статьи. Данной статьей возможность ссылки на публичный порядок при отказе в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения не предусмотрена.
Таким образом, как отмечает российский исследователь А.Лаптев, в целях развития экономического сотрудничества и беспрепятственного исполнения судебных решений государства - участники СНГ отказались от проверки решений, вынесенных по экономическим спорам, на соответствие их признания и исполнения публичному порядку. Поскольку в Соглашении от 20.03.1992 не предусмотрено производство по признанию судебных решений, чисто практически эффективное осуществление контроля на соответствие публичному порядку представляется очень затруднительным <1>.
--------------------------------
<1> Лаптев, А. Публичный порядок России: некоторые проблемы защиты / А.Лаптев // Международное публичное и частное право. - 2003. - N 3. - С. 18.

Соглашение от 20.03.1992 не содержит оговорки о публичном порядке. Следует ли из этого вывод о том, что решения арбитражных, хозяйственных и экономических судов государств - участников СНГ не могут быть проверены на соответствие публичному порядку страны - участницы Соглашения от 20.03.1992, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение иностранного судебного решения?
В правовой литературе встречается мнение о том, что в случае, если договор унифицировал частное право, нужно исходить из того, что отказ в признании и исполнении решений, вынесенных на его основе, не может основываться на публичном порядке, поскольку это противоречило бы здравому смыслу - сначала создать унифицированные нормы, а затем использовать против их применения национальные оговорки <2>.
--------------------------------
<2> Там же. - С. 20.

Отдельные российские исследователи полагают, что при отсутствии оговорки в международном договоре проверка признания и исполнения иностранных судебных решений на их соответствие публичному порядку невозможна и соответственно даже несовместимые с ним решения подлежат исполнению <3>.
--------------------------------
<3> Там же. - С. 16.

Несмотря на наличие общих принципов построения правовых систем в государствах - участниках СНГ, нельзя с уверенностью утверждать, что любое решение, вынесенное, к примеру, в Республике Молдова, будет соответствовать основам правопорядка Республики Беларусь и наоборот.
Пример из зарубежной судебной практики.
Итальянский предприниматель подал иск в Италии против своего немецкого коллеги, проживающего в ФРГ, о взыскании покупной цены из договора купли-продажи, которая в действительности была уже уплачена. Ответчик позволил вынести заочное решение, поскольку истец после вручения ему искового заявления объяснил, что он пошел на этот шаг только для того, чтобы произвести на банк более благоприятное впечатление о своей платежеспособности для получения кредита. После вынесения заочного решения истец подтвердил, что не собирается его исполнять и оно ему нужно только для получения кредита, однако позднее все же попытался его исполнить в Германии. Верховный суд ФРГ усмотрел в этом нарушение немецкого публичного порядка. Как верно отмечает А.Лаптев, очевидно, что нечто подобное может случиться и в странах СНГ, и поэтому признание и исполнение таких судебных решений представляется немыслимым <4>.
--------------------------------
<4> Там же. - С. 19.

Некоторые белорусские исследователи указывают на возможность применения оговорки о публичном порядке к любому международно-правовому договору. Данное суждение обосновывается тем, что при закреплении термина "публичный порядок" во внутреннем законодательстве данное положение автоматически распространяется на все международно-правовые договоры, заключенные Республикой Беларусь. При этом утверждается, что сама ссылка на применение оговорки о публичном порядке в тексте договоров происходит не в порядке оговорки как таковой, а идет в перечне иных положений (также отраженных во внутреннем законодательстве), препятствующих признанию иностранных судебных решений <5>.
--------------------------------
<5> Савчук, В.В. Применение оговорки о публичном порядке при признании и исполнении иностранного судебного решения без наличия международного договора / В.В.Савчук // ИБ "КонсультантПлюс: Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск" [Электронный ресурс]. - Минск, 2012.

На наш взгляд, указанная точка зрения является неверной. Введение во внутреннее национальное законодательство каких-либо правовых норм, призванных регулировать отношения с иностранным элементом, вовсе не означает, что данные нормы должны применяться к отношениям, урегулированным международно-правовыми договорами. Ведь в случае принятия вышеуказанной точки зрения после подписания любого международно-правового акта государство может ввести в свое внутреннее законодательство ряд норм, "подлежащих применению к отношениям, урегулированным международным актом", которые могут напрочь исказить суть заключенного международно-правового соглашения и сделать применение его норм отличным от того применения, о котором договаривались стороны данного соглашения.
Н.В.Приезжая, В.В.Савчук, Р.Траспов относят оговорку о публичном порядке к принципам международного права <6>.
--------------------------------
<6> См., например: Приезжая, Н.В. Оговорка о публичном порядке: применение в международном коммерческом арбитраже / Н.В.Приезжая // Московский журнал международного права. - 2000. - N 4. - С. 73; Савчук, В.В. Применение оговорки о публичном порядке при признании и исполнении иностранного судебного решения без наличия международного договора / В.В.Савчук // ИБ "КонсультантПлюс: Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск" [Электронный ресурс]. - Минск, 2012; Траспов, Р. Международный коммерческий арбитраж: оговорка о публичном порядке как основание отказа в признании или приведении в исполнение иностранных арбитражных (третейских) решений / Р.Траспов // СПС "КонсультантПлюс: Комментарии Законодательства" [Электронный ресурс]. - М., 2012.

Если оговорка о публичном порядке является общепризнанным принципом международного права, то ее можно применять вне зависимости от наличия соответствующей нормы в международном соглашении.
К вопросу определения термина.
В настоящее время четкого определения содержания публичного порядка мировым сообществом не выработано.
Составляющие публичного порядка имеют основополагающий характер только для конкретной правовой системы. То, что является основополагающим в странах общего права, может не признаваться, например, в странах мусульманской правовой системы.
Вопрос о применении или неприменении оговорки о публичном порядке каждая правовая система решает по-своему. Не существует императивной нормы международного права, обязывающей государства применять оговорку о публичном порядке в той либо иной ситуации. Также отсутствуют какие-либо механизмы правового принуждения за неприменение оговорки о публичном порядке.
Несмотря на дискуссионный характер отнесения того либо иного института международного частного права к общепризнанному принципу международного права, все же представляется неверным говорить о том, что общепризнанным принципом международного права может выступать институт, понимание, содержание и принципы применения которого в каждом государстве различны.
Позиция Экономического Суда СНГ.
Свою точку зрения по вопросу о возможности применения оговорки о публичном порядке при ее отсутствии в тексте международного соглашения не так давно высказал Экономический Суд СНГ.
20 июня 2011 г. было принято Заключение Экономического Суда Содружества Независимых Государств N 01-1/3-10 "Консультативное заключение Экономического Суда Содружества Независимых Государств о толковании статьи 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года" (далее - Заключение).
Заключение принято на основании запроса Высшего экономического суда Республики Таджикистан, в котором заявитель просил разъяснить, имеет ли предусмотренный Соглашением от 20.03.1992 перечень оснований для отказа в приведении в исполнение судебных решений государств - участников данного Соглашения исчерпывающий характер и вправе ли суды государств - участников данного Соглашения, разрешающие дела в сфере экономики, отказывать в приведении в исполнение судебных решений по основаниям, не указанным в ст. 9 указанного Соглашения, но предусмотренным в национальном законодательстве, в частности по мотивам противоречия публичному порядку.
Из Заключения следовало, что перечень оснований отказа в приведении в исполнение судебного решения, установленный ст. 9 Соглашения от 20.03.1992, является исчерпывающим, в приведении в исполнение судебного решения государства - участника указанного Соглашения не может быть отказано по иным основаниям, в том числе по мотиву противоречия публичному порядку государства, в котором испрашивается приведение в исполнение.
Представляется необходимым более детально проанализировать подход, примененный Экономическим Судом СНГ. Прежде всего, рассмотрим, что включает в себя содержание термина "публичный порядок".
Публичный порядок в качестве основания для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда закреплен в ст. 248 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, ст. 244 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 233 Кодекса Республики Таджикистан об экономическом судопроизводстве. Отметим, что в законодательстве указанных стран публичный порядок определяется как основы правопорядка (ст. 1099 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст. 1193 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 1197 Гражданского кодекса Республики Таджикистан).
В ст. 465.1.5 Гражданского процессуального кодекса Азербайджанской Республики установлено, что отказ в принудительном исполнении и признании решений судов иностранных государств допускается, "если исполнение решения противоречило бы суверенитету и основным принципам законодательства Азербайджанской Республики".
Согласно п. 7 ст. 434 Гражданского процессуального кодекса Кыргызской Республики суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда полностью или в части в случае, "если исполнение решения иностранного суда может нанести ущерб суверенитету Кыргызской Республики или угрожает безопасности Кыргызской Республики".
В рассматриваемом Заключении совершенно верно отмечается, что "несмотря на указанные терминологические различия, в процессуальном законодательстве государств - участников Соглашения от 20.03.1992 имеется в виду одна и та же правовая категория - оговорка о публичном порядке, применяя которую государство не допускает исполнения на своей территории решения, если последствия такого исполнения вступают в противоречие с основами национальной правовой системы".
Полагаем, что нормативно-правовой акт, в котором государство закрепляет свои основы правопорядка, самые фундаментальные и основополагающие принципы, гарантии сохранения суверенитета и безопасности, существует в любой стране. Подобным актом является Конституция и, на наш взгляд, нормы Основного Закона любого государства должны являться составной частью их публичного порядка. Оговорка о публичном порядке, включая в себя нормы Конституции того либо иного государства, инкорпорирует нормы Конституции в процессуальное законодательство и представляет судам возможность исследовать вопрос о соответствии иностранных судебных актов Основному Закону страны. Помимо конституционных норм в содержание публичного порядка, на наш взгляд, должны включаться основополагающие принципы основных отраслей права национальной правовой системы и сверхимперативные нормы, регулирующие международные частноправовые отношения независимо от подлежащего применению права.
В Заключении установлено следующее:
"Выполнение государствами - участниками Соглашения от 20.03.1992 обязательств, вытекающих из данного международного договора, должно базироваться на основополагающем принципе международного права pacta sunt servanda - "каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добровольно выполняться (ст. 26 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года)".
Принцип верховенства международных договоров по отношению к внутренним нормативным правовым актам закреплен в законодательстве государств - участников Соглашения от 20.03.1992".
В указанной ситуации необходимо дать ответ на вопрос о сопоставлении юридической силы Конституции, общепризнанных принципов международного права и норм международных договоров государств - участников Соглашения от 20.03.1992.
Отметим, что принцип приоритета общепризнанных принципов международного права и обеспечение соответствия им законодательства закреплен только в Конституции Республики Беларусь (ст. 8).
В законодательстве других стран СНГ, предусматривающих возможность применения оговорки о публичном порядке, нормы Конституции имеют приоритет над общепризнанными принципами международного права.
Так, в ст. 12 Конституции Кыргызской Республики закреплено правило о том, что Конституция Кыргызской Республики имеет высшую юридическую силу и прямое действие в Кыргызской Республике (п. 1), вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры и соглашения, участником которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики (п. 3).
Практически идентичные положения можно найти в ст. 15 Конституции Российской Федерации.
В соответствии со ст. 10 Конституции Республики Таджикистан Конституция Таджикистана обладает юридической силой, ее нормы имеют прямое действие. Законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции, не имеют юридической силы.
Согласно ст. 10 Конституции Азербайджанской Республики Азербайджанская Республика строит свои отношения с другими государствами на основе принципов, предусмотренных в общепризнанных международно-правовых нормах. При этом Конституция Азербайджанской Республики обладает высшей юридической, непосредственно юридической силой и является основой системы законодательства Азербайджанской Республики (ст. 147).
Из положений указанных статей следует, что нормы международных соглашений обладают меньшей юридической силой по сравнению с нормами Конституции того или иного государства.
Следовательно, если нормы международного соглашения будут противоречить Конституции, суд обязан будет принять решение на основании норм Основного Закона своего государства.
Оговорка о публичном порядке и нормы права Беларуси.
Применительно к законодательству Республики Беларусь необходимо отметить следующее.
Нормы Конституции Республики Беларусь являются составной частью публичного порядка Республики Беларусь. В соответствии с частью первой ст. 21 Конституции Республики Беларусь обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства. В соответствии с частью первой ст. 23 Конституции Республики Беларусь ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Следовательно, ограничение прав и свобод личности в случаях, предусмотренных иностранным судебным решением, не допускается.
Для решения вопроса о возможности отказа в применении норм международного договора вследствие противоречия их применения Конституции Республики Беларусь следует решить вопрос о соотношении юридической силы Конституции Республики Беларусь, общепризнанных принципов международного права и международных договоров Республики Беларусь.
На наш взгляд, под общепризнанным принципом международного права необходимо понимать признаваемую и принимаемую всеми или почти всеми субъектами международных отношений обязательную для соблюдения такими субъектами императивную норму международного права, имеющую основополагающий характер и обеспеченную мерами правового принуждения со стороны мирового сообщества в случае ее нарушения.
К сожалению, ни Конституция Республики Беларусь, ни Закон Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" (далее - Закон о нормативных правовых актах), ни Закон Республики Беларусь от 23.07.2008 N 421-З "О международных договорах Республики Беларусь" (далее - Закон о международных договорах) не содержат четкого ответа на этот вопрос.
С одной стороны, принимая во внимание вышеизложенные положения ст. 8 Конституции Республики Беларусь, а также тот факт, что принцип приоритета общепризнанных принципов международного права является основным принципом нормотворческой деятельности в Республике Беларусь (ст. 7 Закона о нормативных правовых актах), можно предположить наличие приоритета общепризнанных принципов международного права над нормами Конституции Республики Беларусь (как составной части законодательства Республики Беларусь).
Вместе с тем указанное предположение не совсем согласуется с тем фактом, что в тексте нормативных правовых актов Республики Беларусь общепризнанные принципы международного права упоминаются после Конституции Республики Беларусь. Так, в соответствии со ст. 3 Закона о международных договорах "заключение, вступление в силу, регистрация, хранение, исполнение, приостановление действия и прекращение международных договоров Республики Беларусь осуществляются в соответствии с Конституцией Республики Беларусь, общепризнанными принципами международного права, Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, другими международными договорами Республики Беларусь, настоящим Законом и иными актами законодательства Республики Беларусь".
Кроме того, ст. 33 указанного Закона установлено следующее:
"Международные договоры Республики Беларусь подлежат добросовестному исполнению Республикой Беларусь в соответствии с международным правом.
Нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства".
Согласно части первой ст. 2 Закона о нормативных правовых актах "Конституция Республики Беларусь - Основной Закон Республики Беларусь, имеющий высшую юридическую силу и закрепляющий основополагающие принципы и нормы правового регулирования важнейших общественных отношений".
Частью второй ст. 10 указанного Закона установлено, что "в случае расхождения закона, декрета, указа или иного нормативного правового акта с Конституцией Республики Беларусь действует Конституция Республики Беларусь".
Несмотря на положения ст. 8 Конституции Республики Беларусь, в ст. 112 Основного Закона установлено следующее:
"Суды осуществляют правосудие на основе Конституции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов.
Если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным".
Подводя итоги, следует отметить следующее.
Принимая во внимание положения указанной нормы, представляется, что в случае, если суды столкнутся с иностранным судебным решением, которое будет противоречить нормам Конституции Республики Беларусь, решение будет принято в соответствии с нормами Конституции Республики Беларусь и положения ни одной из норм международного правового акта не смогут стать оправданием предоставления возможности нарушения положений Основного Закона государства.
Необходимо обратить внимание на отсутствие четкого, закрепленного на уровне международного либо внутреннего правового акта определения общепризнанного принципа международного права, как и перечня таких принципов. Толкование понятия общепризнанного принципа международного права существует только на уровне доктрины. С учетом того что доктрина не является источником права в Республике Беларусь, на наш взгляд, соблюдение конституционных положений не может быть поставлено в зависимость от мнения доктрины, от термина, определение которого нормативно не закреплено.
Полагаем, что применительно к законодательству Республики Беларусь общепризнанный принцип международного права может иметь приоритет над нормами Конституции Республики Беларусь только в том случае, когда такой принцип будет поименован в качестве общепризнанного в тексте международного соглашения, обязательного для применения Республикой Беларусь.
Подводя итог вышеизложенному, отметим, что в случае, когда иностранное решение суда государства - участника Соглашения от 20.03.1992 будет противоречить основополагающим принципам права, угрожать основам сохранения суверенитета и независимости, заложенным в Конституции государства, являющегося местом рассмотрения вопроса о признании и приведении в исполнение решения, суд обязан будет отказать в признании и приведении в исполнение такого решения (или его части) и принять решение на основании норм Конституции.
Применительно к рассматриваемой проблеме судам следует отказывать в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения, ссылаясь на оговорку о публичном порядке и противоречие исполнения решения иностранного суда конституционным нормам.
Таким образом, в случае отсутствия в международно-правовом договоре оговорки о публичном порядке решение иностранного суда должно проверяться на соответствие нормам Конституции Республики Беларусь. В подобной ситуации оговорка о публичном порядке может применяться только при наличии угрозы нарушения конституционных норм и не может быть применена в случаях расхождения решения иностранного суда с иными составляющими частями содержания публичного порядка.

Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)