ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ и АДВОКАТСКОЕ БЮРО
Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)

ВАЛЮТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ДОГОВОРОВ ПЕРЕВОЗКИ И ТРАНСПОРТНОЙ ЭКС...

Могут ли обязательства по договорам перевозки и транспортной экспедиции быть выражены в иностранной валюте? Можно ли предъявлять требования о взыскании долга в иностранной валюте? Ответы на эти вопросы попробуем найти в серии наших статей.

Валютные обязательства могут возникнуть в случае причинения ущерба при осуществлении перевозки в соответствии с нормами Конвенции Организации Объединенных Наций от 19 мая 1956 года «О договоре международной дорожной перевозки грузов»[1] (в редакции Протокола ООН от 5 июля 1978 года[2]) (далее – Конвенция КДПГ).

Напомним, что согласно пункту 1 статьи 1 Конвенция КДПГ применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством автомобилей, когда указанные в договоре место принятия к перевозке груза и место, предусмотренное для сдачи груза, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участвующей в Конвенции. Применение Конвенции не зависит от местожительства и национальности заключающих договор сторон.

В соответствии с положениями статьи 23 Конвенции КДПГ когда транспортер обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки.

Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены, или же, при отсутствии и той и другой, на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества.

При этом необходимо помнить, что размер возмещения не может превышать 8,33 расчетной единицы за кг недостающего веса брутто (пункт 3 статьи 23 Конвенции КДПГ).

Кроме того, подлежат возмещению: плата за перевозку, таможенные сборы и пошлины, а также прочие расходы, связанные с перевозкой груза, полностью в случае потери всего груза и в пропорции, соответствующей размеру ущерба при частичной потере; иной убыток возмещению не подлежит (пункт 4 статьи 23 Конвенции КДПГ).

В случае просрочки с доставкой и если полномочное по договору лицо докажет, что просрочка нанесла ущерб, транспортер обязан уплатить возмещение, которое не может превышать платы за перевозку (пункт 5 статьи 23 Конвенции КДПГ).

Согласно пункту 7 статьи 23 Конвенции КДПГ расчетной единицей, указанной в Конвенции, является единица специальных прав заимствования, соответствующая определению Международного валютного фонда. Сумма, указанная в пункте 3 статьи 23 Конвенции КДПГ, переводится в национальную валюту государства, суд которого рассматривает данное дело, на основе стоимости этой валюты в день вынесения решения или в день, устанавливаемый сторонами по договоренности.

Для определения стоимости единицы специальных прав заимствования можно воспользоваться информацией о соответствующем курсе, ежедневно размещаемой на сайте Национального банка Республики Беларусь http://nbrb.by/statistics/rates/ratesDaily.asp[3]. Соотношение стоимости единицы специальных прав заимствования и других валют можно посмотреть на сайте Международного валютного фонда[4].

Применяя положения статьи 23 Конвенции КДПГ на практике необходимо помнить о том, что в соответствии с положениями пункта 1 статьи 29 указанной Конвенции транспортер не вправе ссылаться на постановления настоящей Конвенции, которые исключают или ограничивают его ответственность или которые переносят бремя доказательства на другую сторону, если ущерб был вызван его злоумышленным поступком или произошел по его вине, которая, согласно закону, применяемому разбирающим дело судом, приравнивается к злоумышленному поступку.

То же замечание относится и к тем случаям, когда ущерб был вызван злоумышленным поступком или виной агентов транспортера или других лиц, к услугам которых транспортер прибегает для выполнения перевозки, в момент выполнения этими агентами или этими другими лицами возложенных на них обязанностей. В таком случае эти агенты или лица также не могут ссылаться, поскольку дело касается их личной ответственности, на указанные в пункте 1 положения настоящей главы (пункт 2 статьи 29 Конвенции КДПГ).

Также более значительное по размеру возмещение может быть потребовано с перевозчика только в том случае, если в соответствии со статьями 24 и 26 Конвенции грузоотправитель объявил стоимость груза или его дополнительную ценность.

Рассмотрим пример из судебной практики. Судом был рассмотрен спор о взыскании стоимости утраченного груза в размере 8839 евро.

Согласно условиям договора ответчик обязался осуществить перевозку вверенного ему истцом или его представителем груза и выдать его уполномоченному на получение груза лицу, а истец обязался обеспечить отправку и получение груза и оплатить перевозку.

В силу положений договора для осуществления перевозки истец направляет ответчику по факсу заявку на перевозку, которая содержит специальные требования для каждой отдельной перевозки.

Истец направил в адрес ответчика заявку на перевозку запасных частей для автомобилей массой брутто 276 кг, общей стоимостью 8839 евро, по маршруту Дания - Республика Беларусь.

В согласованный сторонами в заявке срок груз истцу не доставлен. Истец обратился к ответчику с просьбой возместить стоимость утраченного груза. В ответ на указанное письмо ответчик сообщил, что груз по ошибке загружен в автомобиль, следующий в Россию, и в данный момент находится на таможенном посте Российской Федерации.

С учетом того что груз был принят ответчиком (привлеченным им лицом) к перевозке, не доставлен истцу как в согласованный сторонами срок, так и на дату вынесения решения, суд пришел к выводу о том, что груз следует считать потерянным. Данное обстоятельство является основанием для наступления ответственности ответчика за утрату груза.

В заявке стороны согласовали, что объявленная стоимость груза составляет 8839 евро. Согласовав условие об объявлении стоимости перевозимого груза, стороны достигли соглашения по стоимости перевозки с учетом всей совокупности условий перевозки, в том числе условия об объявлении стоимости груза. Также в заявке стороны согласовали возложение обязанности по оформлению EX-1 (экспортной декларации стран ЕС) на перевозчика.

Следовательно, стороны достигли соглашения об объявлении стоимости груза, что исключает возможность применения ограничения размера ответственности перевозчика, предусмотренного пунктом 3 статьи 23 Конвенции.

По состоянию на дату рассмотрения настоящего дела судом ответчиком не были представлены доказательства, подтверждающие причины утраты груза, не была предоставлена информация о лицах, виновных в утрате груза, о местонахождении груза.

Исходя из фактических обстоятельств дела, суд пришел к выводу, что утрата груза произошла вследствие виновных действий ответчика (неосторожность в форме небрежности), которые можно расценить как злоумышленный поступок перевозчика.

С учетом вышеизложенного суд принял решение о взыскании 8839 евро стоимости утраченного груза[5].

 

Подготовлено специалистами

Юридической группы «Бюро24»

 



[1] Республика Беларусь является участницей Конвенции (постановление Совета Министров Республики Беларусь от 30.11.1992 N 721)

[2] Республика Беларусь присоединилась к Протоколу (Закон Республики Беларусь от 23.06.2008 N 359-З).

[3] По состоянию на 17.12.2014 г. 1 единица специальных прав заимствования равняется 15 991, 64 белорусского рубля 

[4] Например, 1 специальное право заимствование равно 1.47638  доллара США (по состоянию на 16.12.2014 г.) подробнее см. http://www.imf.org/external/np/fin/data/param_rms_mth.aspx

[5] Решение хозяйственного суда города Минска от 02.08.2012 по делу N 301-4/12 / Консультант Плюс: Версия Проф. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2014.

 

 

Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)