ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ и АДВОКАТСКОЕ БЮРО
Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)

ПРИМЕНЕНИЕ АНАЛОГИИ В ХОЗЯЙСТВЕННОМ ПРОЦЕССЕ


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент

Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 17 августа 2009 г.

В основе деления аналогии на аналогию закона и аналогию права лежит механизм преодоления пробелов, т.е. тот алгоритм действий, который использует в том или ином случае правоприменитель.
Впервые деление аналогии на аналогию закона и аналогию права установил криминалист Грольман в середине XVIII века. Дополненное и развитое в дальнейшем Вехтером и другими юристами, оно полностью сохранило свое значение в науке права и до настоящего времени. В первом случае правоприменительный орган при отсутствии общего правила, регулирующего возникшее отношение, стремится построить такое правило на основании частных положений, занесенных в текст самого закона, во втором - обращается к природе юридического института, исходит из общих начал и принципов, духа законодательства.
В термине "аналогия закона" слово "закон" употребляется в широком смысле как любой нормативный правовой акт, а не только принятый высшим представительным органом государственной власти либо непосредственно волеизъявлением народа. Такого мнения придерживается большинство ученых [1]. Данное положение нашло свое отражение и в белорусском законодательстве.
Согласно части 5 статьи 25 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - ХПК) в случае отсутствия норм законодательства, регулирующих спорные правоотношения, хозяйственный суд применяет те нормы законодательства, которые регулируют сходные правоотношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм - рассматривает дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).
В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" (далее - Закон N 361-З) аналогия закона - применение к общественным отношениям вследствие отсутствия норм законодательства, регулирующих данные общественные отношения, норм законодательства, регулирующих сходные общественные отношения; аналогия права - применение к общественным отношениям вследствие отсутствия норм права, регулирующих не только данные, но и сходные общественные отношения, общих начал, смысла законодательства, общих принципов права и принципов конкретных отраслей права.
Статьей 72 Закона N 361-З предусмотрено, что институты аналогии закона и аналогии права используются для преодоления пробелов в нормативных правовых актах. Применение институтов аналогии закона и аналогии права запрещается в случаях привлечения к уголовной или административной ответственности.
Согласно статье 5 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) в случаях, когда предусмотренные статьей 1 ГК отношения прямо не урегулированы актами законодательства или соглашением сторон, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется норма гражданского законодательства, регулирующая сходные отношения (аналогия закона). При невозможности использования в указанных случаях аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из основных начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права). Не допускается применение по аналогии норм, ограничивающих гражданские права и устанавливающих ответственность.
В науке к условиям применения аналогии закона относят:
1) полное или частичное отсутствие урегулирования конкретного случая нормой права и отсутствие всех иных возможностей для его разрешения, предоставленных законом;
2) нормы, применяемые по аналогии закона, должны относиться к той же отрасли права, и только в случае отсутствия таких возможно обращение к нормам иных отраслей права;
3) в любом случае применение закона по аналогии не должно противоречить принципиальным положениям данной отрасли права;
4) нормы, применяемые по аналогии, должны входить в действующее национальное законодательство;
5) применять аналогию вправе только компетентные государственные органы;
6) результат применения аналогии, т.е. выработанное правоприменительным органом правоположение, не должно противоречить действующему законодательству.
К условиям применения аналогии права относят:
1) невозможность иного урегулирования конкретной ситуации, в том числе с помощью аналогии закона;
2) в процессе применения аналогии права решение должно основываться на принципах соответствующей отрасли права, а также исходя из общеправовых принципов справедливости, гуманизма и т.д. [2].
В процессе применения аналогии права выделяют следующие стадии:
1) анализ фактических обстоятельств дела;
2) выбор (отыскание) соответствующей нормы;
3) Установление наличия пробела в законе;
4) анализ правовых институтов на предмет сходных, т.е. правоприменитель переходит к этапу отыскания схожей нормы, регулирующей аналогичные отношения;
5) при отсутствии схожей нормы установление пробела в праве;
6) анализ общественных отношений, не урегулированных правом, и выяснение вопроса, попадают ли данные отношения под сферу правового регулирования;
7) установление отраслевой принадлежности данных общественных отношений;
8) разрешение спора, принятие решения и издание правоприменительного акта, его закрепляющего (стадии 1 - 4, 8 совпадают со стадиями применения аналогии закона) [1].
Ученые-практики отмечают, что, применяя закон по аналогии, суд должен толковать его так же, как и при обычном применении этой нормы. Недопустимо приспособление правовой нормы к аналогичным правоотношениям путем несколько иного ее толкования. Применение аналогии закона осуществляется не с помощью толкования нормы права, а путем переноса применяемой нормы в область иных правоотношений.
Поскольку во многих случаях имеется довольно тесная связь между процессуальным порядком рассмотрения дела и характером материально-правового требования, применение процессуальной аналогии должно осуществляться с учетом этой связи. Использование аналогии не должно приводить к несоответствию процессуального порядка разрешения дела материально-правовому содержанию рассматриваемого требования [3].
Применение права по аналогии следует отличать от субсидиарного применения права, которое имеет место в тех случаях, когда законодатель сознательно отказывается от дублирования идентичных правовых норм в различных отраслях права. В подавляющем большинстве случаев это объясняется соображениями нормативной экономии. Поэтому трудно согласиться с той точкой зрения, что может существовать в нормативном акте пробел, если норма права, которая должна регулировать данное общественное отношение, находится в ином нормативном акте [4]. Ввиду вышеизложенного необходимо отметить, что при субсидиарном применении правовых норм ссылаться на применение права по аналогии неверно, так как аналогии в данном случае нет.
Рассмотрим пример применения права по аналогии из практики хозяйственных судов Республики Беларусь.
В мае 2005 г. общество с дополнительной ответственностью (ОДО) ввезло на таможенную территорию Республики Беларусь груз, который по декларации был заявлен в режиме выпуска для свободного обращения. Документы, представленные для подтверждения заявленной таможенной стоимости по цене сделки (метод N 1), были признаны таможней недостаточными. В связи с этим таможня приняла решение о необходимости представления к 10.08.2005 дополнительных документов для корректировки заявленной стоимости. Требуемые документы были отправлены обществом 10.08.2005 заказной почтовой корреспонденцией, в таможню они поступили 15.08.2005. Посчитав установленный срок для представления документов пропущенным, руководитель таможенного органа в адрес ОДО направил сообщение о том, что временная (условная) оценка товара признана окончательной в соответствии с пунктом 25 Положения о порядке и условиях заявления таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Республики Беларусь, утвержденного постановлением Государственного таможенного комитета Республики Беларусь от 20.12.2000 N 79 "Об утверждении Положения о порядке и условиях заявления таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Республики Беларусь".
ОДО подало в хозяйственный суд заявление о признании незаконными указанных действий должностного лица таможни, сославшись на статью 195 ГК, согласно которой письменные заявления и извещения, сданные на почту, телеграф или иное учреждение связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сданными в срок.
Решением по делу суд отказал в удовлетворении заявленного требования, признав обоснованным приведенный таможней довод о том, что в силу пункта 4 статьи 1 ГК к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Постановлением апелляционной инстанции решение по делу отменено, заявленное требование удовлетворено. Кассационной коллегией постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.
Согласно части пятой статьи 25 ХПК в случае отсутствия норм законодательства, регулирующих спорные правоотношения, хозяйственный суд применяет те нормы законодательства, которые регулируют сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права). Акты таможенного законодательства не содержат норм, регламентирующих правила и порядок исчисления начала и окончания устанавливаемых таможней сроков. Вместе с тем правила и порядок исчисления сроков определены, в частности, статьей 195 ГК. Применив аналогию закона, суд апелляционной и кассационной инстанций пришел к выводу, что требуемые документы были представлены обществом в таможню в пределах установленного срока [5].
Рассмотрим другую возможную практическую ситуацию.
В хозяйственный суд поступает заявление о возбуждении приказного производства о взыскании задолженности за поставленный товар. Ввиду отсутствия на момент рассмотрения заявления оснований для отказа в принятии заявления о возбуждении приказного производства, предусмотренных статьей 222 ХПК, хозяйственный суд выносит определение о возбуждении приказного производства.
После возбуждения приказного производства в хозяйственный суд поступает заявление от третьего лица, которое ходатайствует об отказе в выдаче определения о судебном приказе в связи с тем, что договор на поставку товара недействителен, т.к. не согласован с третьим лицом.
В данной ситуации налицо наличие спора о праве. Выдавать определение о судебном приказе явно нельзя. Однако подобных оснований для отказа в выдаче определения о судебном приказе в статье 224 ХПК не предусмотрено.
Представляется, что правильным в данной ситуации будет применение в соответствии с частью 5 статьи 25 ХПК по аналогии закона абзаца 5 части 1 статьи 222 ХПК, согласно которой в принятии заявления о возбуждении приказного производства отказывается в связи с наличием спора о праве.
В связи с тем, что хозяйственному суду на момент рассмотрения вопроса о возбуждении приказного производства не были известны сведения о наличии спора о праве, а они стали известны суду только после возбуждения приказного производства, в данной ситуации хозяйственный суд должен на основании статей 25, 222, 224 ХПК отказать в выдаче определения о судебном приказе.
Рассмотрим пример из сферы исполнительного производства.
Проводя действия, направленные на исполнение исполнительного документа в пользу отдельных категорий взыскателей, судебные исполнители зачастую устанавливают тот факт, что должник по адресу, указанному взыскателем в заявлении о возбуждении исполнительного производства, не находится, хозяйственную деятельность на территории области не осуществляет, имущества на территории юрисдикции суда, денежных средств на расчетных счетах не имеет. В таких ситуациях судебный исполнитель возвращает взыскателю исполнительный документ без исполнения. В данных ситуациях ряд взыскателей занимают принципиальную позицию, вновь направляя заявление о возбуждении исполнительного производства в суд без указания новых сведений о наличии у должника имущества или денежных средств либо новых сведений о месте нахождения должника. В данной ситуации судебному исполнителю приходится вновь проводить действия по проверке наличия имущества и денежных средств должника и вновь, ничего не обнаружив, возвращать исполнительный документ взыскателю, который в свою очередь заново направляет в суд заявление о возбуждении исполнительного производства. И так может продолжаться до бесконечности. Представляется, что выход из данной ситуации можно найти при применении аналогии.
В соответствии с пунктом 35 Инструкции по исполнительному производству, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 20.12.2004 N 40 (далее - постановление N 40), в случае повторного предъявления к исполнению исполнительного документа, по которому взыскание произведено не полностью, взыскатель к направляемым (передаваемым) на исполнение документам дополнительно представляет в том числе сведения о наличии у должника имущества или денежных средств либо сведения о месте нахождения должника, если исполнительный документ был возвращен взыскателю в связи с невозможностью установления адреса должника-организации или места жительства должника-гражданина.
Представляется, что в подобной ситуации судебным исполнителям необходимо по аналогии применять нормы постановления N 40 и возвращать взыскателям исполнительный документ без возбуждения исполнительного производства.
Позиция отдельных правоприменителей, заявляющих о том, что в данном случае будет ограничено право взыскателей на обращение в суд, вряд ли является верной. Нормы постановления N 40 не ограничивают права взыскателей на обращение в суд в гражданском процессе, следовательно, эти нормы не могут ограничивать данные права и в хозяйственном процессе, если будут применены при использовании института аналогии.

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Шиндяпина Е.Д. Соотношение аналогии права и аналогии закона / Е.Д.Шиндяпина, С.В.Бошно // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
2. Трубицына Т.А. К вопросу о применении судами права по аналогии / Т.А. Трубицына // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
3. Алиэскеров М. Процессуальная аналогия в гражданском судопроизводстве / М.Алиэскеров // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
4. Божок В.А. Проблема разграничения института аналогии и субсидиарного применения правовых норм / В.А.Божок // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
5. Бобков А.В. Споры с участием таможенных органов. Споры по таможенному оформлению товаров. Статистическое декларирование / А.В.Бобков, Р.А.Колбасов, В.П.Коноплева, И.С.Тютюнова // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс]. - Минск, 2007.

Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)