ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ и АДВОКАТСКОЕ БЮРО
Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)

ЮРИСДИКЦИОННЫЙ ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВ И ИХ СОБСТВЕННОСТИ


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер Юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент

Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 20 января 2010 г.

Аннотация

Настоящая статья посвящена вопросам применения института юрисдикционного иммунитета при рассмотрении хозяйственных (экономических) споров. В статье отражаются основные положения теорий абсолютного и ограниченного иммунитета иностранного государства, обращается внимание на преимущества и недостатки данных теорий, прослеживается эволюция доктринальных воззрений на проблемы иммунитета иностранного государства в международном частном праве. Отдельное внимание уделено вопросу определения критерия разграничения действий государства, совершаемых в коммерческих целях, от действий, направленных на осуществление суверенных функций. Автором уделено большое внимание анализу основных международно-правовых актов, предусматривающих возможность предоставления иммунитета иностранному государству. Предлагаются анализ законодательства Республики Беларусь, регулирующего вопросы предоставления иммунитета и отказа от него, а также возможные пути совершенствования национального законодательства в исследуемой области.

Введение

Развитие международной торговли, процессов экономической интеграции не может не оказывать влияния на совершенствование законодательства в области регулирования внешнеэкономической деятельности. В связи с этим возникает вопрос о правовом положении государства в международных торговых отношениях, а также о возможности осуществления юрисдикции в отношении государства при нарушении последним принятых на себя обязательств.
Иммунитетом в международном частном праве именуется система льгот, заключающаяся в определенном изъятии из-под действия национального законодательства и судопроизводства [1, с. 412].
Тематике юрисдикционного иммунитета государств и их собственности посвящен ряд статей как белорусских (Р.Галстян [2 - 4], О.Кравченко [5; 6]), так и российских авторов (И.Хлестова [7 - 11], И.Силкина [12], Е.Жилин [13], В.Ярков [14] и др.). Проблемными в теории признаются вопросы выработки критериев разграничения коммерческого характера деятельности субъектов, претендующих на иммунитет, от действий, выполняемых в публичных целях, в качестве суверена, носителя государственной власти; вопросы выбора концепции абсолютного либо ограниченного иммунитета при определении возможности ссылки субъекта хозяйствования на иммунитет от юрисдикции суда.
Целью настоящей статьи является решение теоретически проблемных вопросов определения содержания и сферы применения института иммунитета от судебного разбирательства, осуществления принудительных действий в отношении имущества иностранного государства и внесение предложений по совершенствованию законодательства Республики Беларусь в области регулирования исследуемого объекта.

Основная часть

Юрисдикционный иммунитет определяют, с одной стороны, как право иностранного государства не подчиняться юрисдикции другого государства, то есть право не подчиняться каким-либо принудительным мерам судебных, административных и иных органов другого государства, а с другой - как отказ государства от применения каких-либо принудительных мер со стороны судебных, административных и иных органов в отношении действий и собственности иностранного государства.
Доктрина и судебная практика выделяют три вида иммунитета иностранного государства:
а) судебный иммунитет, то есть неподсудность иностранного государства судам другого государства;
б) иммунитет от предварительного обеспечения иска;
в) иммунитет от принудительного исполнения судебного решения.
Совокупность всех трех видов иммунитета называется юрисдикционным иммунитетом иностранного государства.
Судебный иммунитет предполагает, что:
1) ни одно государство не может принудить иностранное государство выступать в качестве ответчика в судах первого государства;
2) иностранное государство подсудно судам другого государства, только если иностранное государство ясно выразило согласие на это;
3) ни одно государство не может отказать иностранному государству в праве выступать истцом в судах первого государства.
Иммунитет от предварительного обеспечения иска означает, что в порядке обеспечения иска имущество иностранного государства не может быть подвергнуто каким-либо принудительным мерам, например аресту, секвестру, со стороны другого государства. Иммунитет от исполнения предполагает, что недопустимо обращать на имущество иностранного государства меры принудительного исполнения судебного решения [7, с. 6].
В то же время судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Т.Н.Нешатаева отмечает, что беспредельно широкое толкование иммунитетов сторон, участвующих в экономическом обороте, может нанести серьезный урон экономическому развитию любого государства. В связи с тем, что во внешнеэкономических связях участвует большое количество субъектов, обладающих иммунитетами, во многих государствах возникла проблема ограничения международных иммунитетов [15, с. 58].
Иммунитет иностранного государства предполагает, что ни одно государство не может осуществлять свою власть в отношении другого государства. Начиная со средних веков это положение выражалось формулой "par in parem non habet imperium". На этой формуле основывается теория абсолютного иммунитета иностранного государства. В начале XIX века теория абсолютного иммунитета иностранного государства была сформулирована и поддержана решениями судов стран общего права.
К концу XIX - началу XX века в промышленно развитых странах государство стало участвовать в хозяйственной деятельности, что привело к созданию государственной, национализированной промышленности, которая связана с международными товарными и финансовыми рынками. Иными словами, государства стали от своего имени вступать в различные внешнеторговые сделки. К тому же государства начинают обращаться к иностранным частным банкам для получения займов. Это обусловило возникновение теории функционального иммунитета иностранного государства.
Теория функционального иммунитета исходит из того, что иммунитет иностранному государству предоставляется лишь в тех случаях, когда оно осуществляет суверенные функции, то есть действия jure imperium. Если же иностранное государство заключает торговые сделки, эксплуатирует торговый флот, то есть совершает действия jure gestionis, оно не пользуется иммунитетом [7, с. 6 - 7].
Самый первый закон об иммунитете государства был принят в США в 1976 году. В дальнейшем примеру США последовали другие государства: в 1978 году в Великобритании был принят Акт об иммунитете государства; в 1982 году в Канаде - Акт, предоставляющий иммунитет государству в канадских судах, и т.д. [16].
На положениях теории функционального иммунитета основан ряд международных актов, в том числе Брюссельская конвенция для унификации некоторых правил относительно иммунитета государственных торговых судов от 10 апреля 1926 г. и Дополнительный протокол к ней 1934 года. Брюссельская конвенция 1926 года приравнивает режимы государственных торговых судов и грузов, находящихся в собственности негосударственных физических и юридических лиц, допуская арест государственных иностранных судов и грузов и обращение на них взыскания.
Другим важным документом в данной сфере можно признать Европейскую конвенцию об иммунитете государств, заключенную странами Совета Европы 16 мая 1972 г. (далее - Европейская конвенция 1972 года). Она не распространяется на разбирательства относительно социального обеспечения, возмещения ядерного ущерба или вреда, разбирательства, связанные с управлением государственными морскими судами. Наиболее важной особенностью Европейской конвенции 1972 года является то, что ее составители стремились урегулировать не только вопросы юрисдикционного иммунитета, но и вопросы признания и приведения в исполнение судебных решений, вынесенных против иностранного государства. Цель Европейской конвенции 1972 года состояла в том, чтобы не просто установить случаи, когда иностранное государство не вправе ссылаться на иммунитет, но еще и обеспечить признание и исполнение судебных решений, вынесенных против иностранного государства [7, с. 8 - 9].
В соответствии с Европейской конвенцией 1972 года государство, против которого вынесено решение, обязано его исполнить. Исключение составляют строго ограниченные случаи: если решение противоречит публичному порядку страны исполнения; если разбирательство между теми же сторонами имеется в производстве суда другого участника Европейской конвенции 1972 года и было возбуждено там первым; если не были соблюдены требования о вручении судебных повесток, представители государства не явились в суд и не была принесена апелляция на заочное судебное решение.
Если государство не исполняет судебное решение, сторона, добивающаяся его исполнения, вправе обратиться в суд государства, против которого было вынесено решение. Этот суд должен определить, подлежит ли исполнению вынесенное против этого государства решение. При ратификации, утверждении или присоединении к Европейской конвенции 1972 года государство-участник указывает такие компетентные суды.
Никакие принудительные меры не применяются в отношении собственности иностранного государства, которая находится на территории государства суда. Такие меры могут применяться только при условии, если иностранное государство в письменной форме согласилось на их применение [11].
Основным международно-правовым документом, регулирующим вопросы предоставления иммунитета при разрешении коммерческих споров, является Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности от 17 января 2005 г. (далее - Конвенция), проект которой с 1979 года разрабатывался Комиссией Организации Объединенных Наций по международному праву.
В статье 2 Конвенции содержится определение понятия "государство". Государство - это:
1) государство и его различные органы управления;
2) составные части федеративного государства, его политические подразделения, которые правомочны совершать действия в осуществление суверенной власти и действуют в этом качестве;
3) учреждения, институции, организации в той мере, в какой они правомочны совершать и фактически совершают действия в осуществление суверенной власти государства;
4) представители государства, действующие в этом качестве.
Понятие "государство" охватывает все иностранные государства независимо от формы правления [17, с. 17].
Необходимо отметить, что законодательство Республики Беларусь осуществило переход от теории абсолютного иммунитета к теории иммунитета ограниченного.
Так, согласно ст. 311 первоначальной редакции Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь 1998 года (далее - ХПК) "предъявление в хозяйственный суд иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Республики Беларусь, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения решения хозяйственного суда допускается лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено законодательством, в том числе международными договорами Республики Беларусь" [18], т.е. налицо закрепление теории абсолютного иммунитета.
Сравним данное положение со ст. 239 действующей редакции ХПК, которая говорит о том, что "иностранное государство, выступающее в качестве суверена, обладает судебным иммунитетом от предъявленного к нему иска в хозяйственном суде, привлечения его к участию в деле в качестве третьего лица, наложения ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Республики Беларусь, и принятия по отношении к нему хозяйственным судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов".
Данное положение содержит ограничительную формулировку в отношении судебного иммунитета иностранного государства. Иммунитет предоставляется только в тех случаях, когда государство выступает в качестве суверена. В такой ситуации хозяйственным судам необходимо выяснять природу отношений, в которые оказался вовлечен иностранный участник, имеющий иммунитет.
В данной ситуации главным является вопрос: как разграничить действия субъекта на частноправовые и осуществляемые в качестве суверена?
Приведем интересный пример из практики арбитражных судов Российской Федерации. Так, в арбитражный суд Российской Федерации был подан иск российского юридического лица к посольству иностранного государства, строящего небольшую гостиницу для приема своих гостей на российской территории. Посольство в ответ на иск заявило об иммунитете от юрисдикции. Тем не менее арбитражный суд первой инстанции посчитал возможным ограничить иммунитет иностранного государства, так как эксплуатация гостиницы может приносить прибыль и является коммерческой деятельностью. Арбитражный суд кассационной инстанции признал иммунитет иностранного государства, посчитав, что гостиница строится для выполнения суверенной функции - приема делегаций во время политических переговоров на территории Российской Федерации и не предназначается для целей извлечения прибыли [15, с. 58].
В соответствии с п. 1 ст. 10 Конвенции иностранное государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции суда другого государства при разбирательстве относительно коммерческой сделки. Под коммерческой сделкой понимаются:
а) любой коммерческий контракт или сделка купли-продажи товаров или о предоставлении услуг;
б) любой контракт о займе или иная сделка финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсации в отношении любого такого займа или сделки;
в) любой иной контракт или сделка финансового, коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров.
К коммерческим сделкам Конвенция относит все виды сделок купли-продажи товаров, предоставления услуг, договоры займа, кредитные договоры, предоставление государством гарантий при осуществлении сделок физическими и юридическими лицами.
Для определения коммерческого характера сделки в Конвенции используются два критерия. Первый - природа контракта или сделки. Второй - цель, если: а) стороны договорились об этом; б) согласно практике государства суда эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки. Иными словами, при определении характера сделки сторона вправе требовать, чтобы учитывалась ее цель, если при заключении сделки стороны договорились об этом или согласно практике государства суда цель имеет отношение к определению характера сделки.
Пункт 3 ст. 10 Конвенции устанавливает важное правило, закрепляющее иммунитет за иностранным государством. Речь идет о государственных предприятиях или других образованиях, учрежденных государством, которые наделены независимой правосубъектностью и способны: а) предъявлять иски, быть ответчиком; б) приобретать имущество, иметь его в своей собственности или владеть и распоряжаться им. Если такая организация участвует в разбирательстве относительно коммерческой сделки, заключенной ею, то она не пользуется иммунитетом, который предоставляется государству. Здесь имеются в виду самостоятельные государственные организации, например государственные унитарные предприятия, осуществляющие внешнеэкономическую деятельность [17].
Согласно Инвестиционному кодексу Республики Беларусь (далее - ИК) в инвестиционном договоре (в том числе концессионном) с иностранным инвестором может быть предусмотрен отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения (ч. 3 ст. 46, ст. 75 ИК) [20].
В ч. 3 ст. 239 ХПК подчеркивается, что полномочия на отказ от международных иммунитетов должны регулироваться в том же порядке, что и полномочия на заключение международных договоров.
В соответствии с п. 11 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 02.12.2005 N 31 "О практике рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц" хозяйственный суд принимает к производству иск по хозяйственному (экономическому) спору, ответчиком по которому является иностранное государство или межгосударственная организация, судебный иммунитет которой определен международными договорами Республики Беларусь, только при наличии явно выраженного согласия ответчика на рассмотрение спора в хозяйственном суде [19]. Подобное согласие следует рассматривать в качестве отказа от судебного иммунитета иностранного государства или международной организации. Согласие на рассмотрение спора в хозяйственном суде должно быть подписано лицами, уполномоченными законодательством иностранного государства или внутренними правилами международной организации на отказ от иммунитета.
В случае, когда хозяйственный суд приходит к выводу о наличии иммунитета от судебного разбирательства, ему необходимо прекращать производство по делу применительно к абз. 2 ч. 1 ст. 149 ХПК в связи с тем, что спор не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде.
Конвенция исходит из того, что иностранное государство не пользуется иммунитетом, если оно явно выразило согласие на осуществление судом другого государства-участника юрисдикции в силу:
а) международного соглашения;
б) письменного контракта;
в) заявления в суде или письменного сообщения в рамках конкретного разбирательства.
Таким образом, Конвенция устанавливает формы явного отказа государства от иммунитета. Согласно п. 2 ст. 7 Конвенции согласие государства на применение законодательства другого государства не рассматривается как согласие на осуществление юрисдикции судами этого государства. Следовательно, Конвенция исходит из того, что выбор права не означает отказ иностранного государства от иммунитета.
В Конвенции также содержатся нормы, касающиеся подразумеваемого согласия. Так, государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, если оно само возбудило разбирательство, или приняло участие в разбирательстве существа дела, или предприняло какое-либо иное действие по существу дела. Однако, если государство докажет в суде, что ему не могло быть известно о фактах, могущих служить основанием для заявления об иммунитете, до тех пор, пока оно не предприняло такого действия, оно может ссылаться на иммунитет на основании этих фактов при условии, что оно сделает это в ближайшее по возможности время. Государство не рассматривается как согласившееся на осуществление юрисдикции судом другого государства, если оно вступает в разбирательство или предпринимает какое-либо другое действие с единственной целью: сослаться на иммунитет или привести доказательства своего права или интереса в отношении собственности, которой касается разбирательство. Конвенция устанавливает общий принцип: государство пользуется иммунитетом в отношении себя и своей собственности от юрисдикции судов другого государства с учетом ее положений.
Иностранное государство не может ссылаться на иммунитет независимо от того, выразило ли оно согласие на отказ от иммунитета. Другими словами, сам факт осуществления иностранным государством деятельности или совершения действий, предусмотренных названными статьями Конвенции, ведет к утрате им права на иммунитет.
Спорным в литературе является вопрос о применении принудительных мер воздействия в отношении собственности иностранного государства. Так, по вопросу применения мер по обеспечению иска некоторые авторы указывают на то, что целесообразно на уровне Конвенции закрепить положение об изъятии из иммунитета, которым явилось бы положение о возможности применения мер по предварительному обеспечению иска и исполнительных мер к имуществу иностранного государства, которое используется или которое предполагается использовать для осуществления государством коммерческой деятельности. В качестве объекта применения мер по предварительному обеспечению иска и исполнительных мер предлагается рассматривать не любое имущество иностранного государства, а лишь то, что связано с предметом иска [6, с. 53].
Однако позволим себе не согласиться с данной позицией, так как в случае нормативного закрепления применения принудительных мер воздействия только в отношении имущества, связанного с предметом иска, будет невозможно привести в исполнение решение по спору, где ответчик обязан был совершить определенное действие (не связанное с передачей, использованием имущества) либо выполнить услугу, а конкретного имущества, связанного с предметом иска, у ответчика может не оказаться.
Отдельные положения, характерные для теории абсолютного иммунитета, по вопросам обращения взыскания на имущество иностранного государства в новой редакции ХПК сохранились. В соответствии со статьей 239 ХПК "обращение взыскания на такое имущество в порядке принудительного исполнения судебного постановления допускается лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено законодательными актами или международными договорами Республики Беларусь".
Меры по исполнению судебного решения могут применяться в случае добровольного согласия иностранного государства на осуществление принудительных мер, выраженного в международном соглашении, в письменном контракте или в заявлении на судебном разбирательстве по конкретному делу. Одно лишь согласие иностранного государства на осуществление юрисдикции еще не предполагает его согласия на применение принудительных мер в отношении его собственности по решению суда. Для применения мер по исполнению или обеспечению судебного решения суд должен получить отдельное согласие иностранного государства.
На последней стадии исполнения судебного решения иммунитет собственности государства будет зависеть от различий между видами государственной собственности, в зависимости от которых к ней могут или не могут применяться исполнительные меры. Основанием ограничения иммунитета собственности иностранного государства от принудительных мер будет являться критерий коммерческого использования собственности.
В связи с этим может возникнуть ситуация, при которой государство даст согласие на рассмотрение спора в иностранном суде, но откажется от принудительного исполнения вынесенного решения. Данный подход, на наш взгляд, может послужить камнем преткновения для иностранных инвесторов, которые, не будучи уверены в исполнимости решений в отношении нашего государства, могут настороженно подходить к заключению внешнеэкономических договоров.
В Конвенции данный вопрос получил следующее разрешение. Запрещается применение предварительных мер, а также совершение исполнительных действий, например ареста собственности иностранного государства, за исключением случаев, когда государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны в международном соглашении, в арбитражном соглашении или в письменном контракте, в заявлении перед судом, в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами, или иностранное государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющуюся объектом разбирательства.
Существует еще одно исключение из правила о предоставлении иммунитета иностранному государству от исполнительных действий. Это касается случая, когда было установлено, что собственность непосредственно используется или предназначена для использования иностранным государством для иных целей, чем государственные некоммерческие сделки. Такая собственность должна находиться на территории государства суда и иметь связь с образованием (организацией), против которого было направлено судебное разбирательство. Следовательно, в этом случае не требуется какого-либо согласия иностранного государства на применение исполнительных действий. Здесь имеется в виду непредоставление иностранному государству иммунитета от исполнительных действий на основании характера собственности: использование ее в иных целях, чем государственные некоммерческие сделки.
Иностранные физические и юридические лица, получив решения в свою пользу, стремятся обратить взыскание на любую собственность государства, находящуюся за рубежом. Например, в 2000 году корпорация "Нога Трейдинг С.А." на основании решения Стокгольмского арбитража наложила арест на барк "Седов", который прибыл во Францию по приглашению французского правительства для участия в спортивных соревнованиях в честь Дня Бастилии. Барк "Седов" принадлежал одному из российских пароходств.
Конвенция с учетом того, что в ней содержатся достаточно широкие изъятия из иммунитета от исполнительных действий, выделяет особые категории собственности, которые пользуются полным иммунитетом от исполнительных действий. К ним относятся:
а) собственность, включая любой банковский счет, используемая или предназначенная для использования при исполнении дипломатического представительства государства, его консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях или делегаций в органах международных организаций или на международных конференциях;
б) собственность военного характера или используемая или предназначенная для исполнения военных функций;
в) собственность центрального банка или иного финансового органа государства;
г) собственность, составляющая часть культурного наследия государства или часть его архивов, не выставленная на продажу или не предназначенная для продажи;
д) собственность, составляющая часть экспозиции объектов, которые представляют научный, культурный или исторический интерес, и не выставленная на продажу и не предназначенная для продажи.
В последнее время судебная практика различных стран неодинаково подходила к решению вопроса о предоставлении иммунитета банковскому счету посольства. В различных странах банковские счета дипломатических представительств неоднократно подвергались аресту. Например, в 2000 году по ходатайству швейцарской корпорации "Companie Noga d'Exportation S.A." был арестован банковский счет Посольства Российской Федерации во Франции. Конвенция предоставила иммунитет банковскому счету посольства. Тем самым был восполнен пробел, имевшийся в Венской конвенции о дипломатических сношениях (заключена в г. Вене 18.04.1961). Конвенция распространяет защиту на принадлежащую иностранному государству собственность, являющуюся частью экспозиции, которая представляет собой культурный, научный или исторический интерес, при условии, что она не выставлена на продажу или не предназначена для продажи. Иными словами, Конвенция признает за иностранным государством иммунитет в случаях, аналогичных делу по искам И.Щукиной и И.Коновалова к Российской Федерации, Государственному Эрмитажу, Государственному музею изобразительных искусств им. А.С.Пушкина и Центру имени Ж.Помпиду, которые были предъявлены во Франции при проведении выставки картин А.Матисса из собраний российских музеев в центре имени Ж.Помпиду [8, с. 13 - 14].
С учетом компромиссного подхода Конвенции к вопросу обращения взыскания на имущество иностранного государства представляется целесообразным внедрение норм Конвенции, касающихся осуществления исполнительных действий в отношении иностранного государства, в законодательство Республики Беларусь.
Поддерживая введение в законодательство Республики Беларусь положений теории ограниченного иммунитета, нельзя не вспомнить о ее недостатках, на которые указывают отдельные авторы.
К примеру, в качестве значительного недостатка теории ограниченного иммунитета рассматривается следующее: для того чтобы определить характер действия государства, суд должен рассмотреть такое действие. Таким образом, все действия государства a priori подчинены юрисдикции иностранного суда. Более того, суд, а не государство, осуществляющее то или иное действие, должен ответить на вопрос, является ли действие государства jure imperium или jure gestionis. Это значит, что мнение иностранного суда превалирует над мнением суверенного государства.
В споре между сторонниками теории ограниченного иммунитета и сторонниками теории абсолютного иммунитета последние обозначали также следующую проблему: как к действиям государства могут применяться нормы, неизвестные внутреннему праву такого государства? Согласно теории абсолютного иммунитета характер действий иностранного государства и его органов может определяться только правом этого государства, а право другого иностранного государства должно применяться только в том объеме и таким образом, как оно применяется и толкуется в таком иностранном государстве. Если внутреннее право государства не знает деления на публичное и частное, такое деление применяться не может.
Оценивая недостатки и достоинства двух теорий, можно поддержать следующий вывод, сделанный О.Кравченко: руководствуясь в своей практической деятельности теорией абсолютного иммунитета, государство пользуется полной независимостью и суверенитетом, теряя в то же время доступ к международному коммерческому обороту. Применение теории ограниченного иммунитета влечет за собой утрату суверенитета и независимости по отношению к коммерческой деятельности, но предоставляет возможность полноценного оперирования на международном рынке и получения всех связанных с этим выгод [5, с. 53].

Заключение

Законодательство Республики Беларусь придерживается теории ограниченно-абсолютного иммунитета иностранного государства при разрешении хозяйственных споров. Оставляя за собой право ссылки на иммунитет при обращении взыскания на имущество, законодатель ограничивает формат участия Республики Беларусь в международном торговом обороте, тем самым защищая себя от возможных негативных последствий такого участия.
Представляется целесообразным присоединение Республики Беларусь к Конвенции, которая, на наш взгляд, содержит компромиссный вариант выбора приемлемой теории иммунитета. Ратификация Конвенции должна положительным образом повлиять на предсказуемость и инвестиционную привлекательность национального законодательства в силу детализации позиции государства по вопросам установления характера спора, возможности ссылки на иммунитет, применения мер по обеспечению иска и исполнительных действий в отношении государства, в свою очередь, не представляя реальной угрозы суверенитету и экономической безопасности страны.
Кроме того, всем субъектам хозяйствования, вступающим в гражданско-правовые отношения с иностранными государствами, может быть рекомендовано прямо включать в договоры положения о том: выступает ли иностранное государство, являющееся стороной договора, в качестве суверена или нет; согласно ли иностранное государство на рассмотрение спора, вытекающего из договора, в суде; согласно ли оно с обращением взыскания на свое имущество в случае невыполнения условий договора. Прямое указание об этом в тексте договора способно устранить многие вопросы, касающиеся возможного исполнения решения суда в отношении иностранного государства.





СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь: науч.-практ. коммент. / А.Д.Авдеев [и др.]; под общ. ред. В.С.Каменкова, И.Н.Колядко. - Минск: ГИУСТ БГУ, 2006. - 735 с.
2. Галстян Р. Иммунитет иностранного государства от принудительных мер / Р.Галстян // Журнал международного права и международных отношений. - 1999. - N 3.
3. Галстян Р. Иммунитет государства и охрана интеллектуальной и промышленной собственности / Р.Галстян // Журнал международного права и международных отношений. - 1998. - N 4.
4. Галстян Р. Юрисдикционный иммунитет государств в судебной практике Нидерландов / Р.Галстян // Журнал международного права и международных отношений. - 1998. - N 1. - С. 55 - 59.
5. Кравченко О. Юрисдикционный иммунитет государства: абсолютный или ограниченный / О.Кравченко // Журнал международного права и международных отношений. - 1998. - N 1. - С. 48 - 54.
6. Кравченко О. Юрисдикционные иммунитеты государств: перспективы кодификации / О.Кравченко // Журнал международного права и международных отношений. - 1998. - N 2. - С. 47 - 55.
7. Хлестова И.О. Иммунитет иностранного государства и международный коммерческий арбитраж / И.О.Хлестова // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - N 3.
8. Хлестова И.О. Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности / И.О.Хлестова // Международный коммерческий арбитраж. - 2005. - N 4. - С. 4 - 15.
9. Хлестова И.О. О присоединении России к Европейской конвенции об иммунитете государства 1972 г. / И.О.Хлестова // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
10. Хлестова И.О. Российское законодательство об иммунитете иностранного государства: тенденции развития / И.О.Хлестова // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
11. Хлестова И.О. Государственный иммунитет: позиции неоднозначны / И.О. Хлестова // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
12. Силкина И.В. Лица, имеющие право ссылаться на государственный иммунитет: современные тенденции в зарубежной судебной практике / И.В.Силкина // Московский журнал международного права. - 2005. - N 1. - С. 202 - 212.
13. Жилин Е. Судебный иммунитет иностранных государств / Е.Жилин // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
14. Ярков В.В. Имущественные иммунитеты от взыскания в предпринимательских отношениях / В.В.Ярков // КонсультантПлюс: Россия [Электронный ресурс]. - М., 2007.
15. Нешатаева Т.Н. О судебных иммунитетах / Т.Н.Нешатаева // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - 1999. - N 9. - С. 57 - 59.
16. Седова М.И. Необходимость изменения российского законодательства о юрисдикционном иммунитете иностранного государства / М.И.Седова // Международное публичное и частное право. - 2001. - N 2. - С. 2.
17. Конвенция Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности // Международный коммерческий арбитраж. - 2005. - N 4. - С. 15 - 26.
18. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь от 15.12.1998 N 219-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].
19. О практике рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц: постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, 2 декабря 2005 г., N 31 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. - 2006 г. - N 21. - 6/473.
20. Инвестиционный кодекс Республики Беларусь от 22.06.2001 N 37-З // КонсультантПлюс: Беларусь [Электронный ресурс].

Адрес:
220030 г. Минск, проспект Независимости, 11\2-222, 503 (БЦ отеля "Минск", пятый этаж)