Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by

ПРИНЦИПЫ И ДОКТРИНЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ В ПРАКТИКЕ АПЕЛЛЯЦИО...


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер Юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент


Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 17 марта 2014 г.

Порядок разрешения споров, возникающих в рамках Всемирной торговой организации (ВТО), установлен в приложении 2 "Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров" к Соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15.04.1994 (далее - ДРС).
В соответствии с пунктом 2 статьи 3 ДРС члены ВТО признают, что система урегулирования споров имеет целью охранять права и обязательства членов по охваченным Соглашениям <1> и вносить ясность в отношении действующих положений этих Соглашений в соответствии с обычными правилами толкования международного публичного права.
--------------------------------
<1> Под охваченными Соглашениями в ДРС понимаются Соглашение об учреждении Всемирной торговой организации и приложения к нему:
- многосторонние торговые соглашения, содержащиеся в приложении 1:
Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1994 года;
Соглашение по сельскому хозяйству (Agreement on Agriculture);
Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер (Agreement on the Application of Sanitary and Phytosanitary Measures) (далее - Соглашение СФМ);
Соглашение по текстилю и предметам одежды (Agreement on Textiles and Clothing);
Соглашение по техническим барьерам в торговле (Agreement on Technical Barriers to Trade);
Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей (Agreement on Trade-Related Investment Measures);
Соглашение о применении статьи VI Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года (Agreement on Implementation of Article VI of the General Agreement of Tariffs and Trade 1994);
Соглашение о применении статьи VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года (Agreement on Implementation of Article VII of the General Agreement on Tariffs an Trade 1994);
Соглашение о досмотре грузов перед отправкой (Agreement on Preshipment Inspection);
Соглашение о правилах происхождения товаров (Agreement on Rules of Origin);
Соглашение о процедурах лицензирования импорта (Agreement of Import Licensing Procedures);
Соглашение о субсидиях и компенсационных мерах (Agreement on Subsidies and Countervailing Measures) (далее - Соглашение о субсидиях);
Соглашение по специальным защитным мерам (Agreement of Safeguards) (приложение 1A);
Генеральное соглашение по торговле услугами (General Agreement of Trade in Services) (приложение 1B);
Соглашение об аспектах интеллектуальной собственности, связанных с торговлей (Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights) (приложение 1C) (далее - ТРИПС);
- торговые соглашения с ограниченным кругом участников (приложение 4):
Соглашение по торговле воздушными судами гражданского назначения (Agreement on Trade in Civil Aircraft);
Соглашение о правительственных закупках (Agreement on Government Procurement);
Соглашение по молоку (International Dairy Agreement);
Соглашение по мясу (International Bovine Meat Agreement);
- Договоренность о правилах и процедурах относительно урегулирования споров (Understanding on Rules and Procedures Governing the Settlement of Disputes) (приложение 2).
Указанные соглашения вместе с Механизмом обзора торговой политики (Trade Policy Review Mechanism) (приложение 3 к Соглашению об учреждении ВТО) обобщенно называются в настоящей статье соглашениями ВТО. Все указанные соглашения были приняты 15 апреля 1994 г. в г. Марракеше.

Обычные правила толкования международного публичного права закреплены в разделе 3 Венской конвенции Организации Объединенных Наций о праве международных договоров (заключена в г. Вене 23.05.1969) (далее - Венская конвенция). Так, в статье 31 Венской конвенции установлено, что договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора.
Для целей толкования договора контекст охватывает кроме текста, включая преамбулу и приложения:
a) любое соглашение, относящееся к договору, которое было достигнуто между всеми участниками в связи с заключением договора;
b) любой документ, составленный одним или несколькими участниками в связи с заключением договора и принятый другими участниками в качестве документа, относящегося к договору.
Наряду с контекстом учитываются:
a) любое последующее соглашение между участниками относительно толкования договора или применения его положений;
b) последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования;
c) любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками.
Кроме вышеизложенных обычных принципов толкования при разрешении споров в рамках ВТО часто используются различные вспомогательные правовые принципы и доктрины, применяемые третейскими группами и Апелляционным органом как для толкования положений соглашения ВТО, так и для оценки действий сторон спора. Рассмотрим отдельные правовые принципы и доктрины подробнее.
Принцип pacta sunt servanda, изначально закрепленный в статье 26 Венской конвенции, означает, что каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться.
При рассмотрении спора США - Налоговый режим для иностранных корпораций, занимающихся реализацией продукции США за рубеж, США указывали на то, что запрос ЕС о консультациях был юридически ничтожен и, таким образом, не мог служить основанием для последующего рассмотрения третейской группой. Несмотря на указанное процессуальное нарушение в оформлении запроса о проведении консультаций, США согласились, чтобы этот запрос был принят и послужил основой для трех раундов консультаций с ЕС по вопросу о мерах иностранных корпораций на протяжении пяти месяцев. В связи с этим Апелляционный орган пришел к выводу, что, приняв участие в трех последовательных раундах консультаций и не принеся протест в ходе двух заседаний Органа по разрешению споров ВТО (далее - ОРС), на которых рассматривался вопрос об учреждении третейской группы, США действовали таким образом, как если бы они согласились с учреждением третейской группы для рассмотрения данного спора, как и с процедурой проведения консультаций, предшествовавших такому учреждению.
Как было указано в докладе Апелляционного органа, ст. 3.10 ДРС обязывает членов ВТО в случае возникновения спора применять процедуры урегулирования "добросовестно с целью разрешения спора". Это еще одно конкретное проявление принципа добросовестности требует добросовестного выполнения обеими сторонами в споре требований ДРС (и связанных требований других охваченных соглашений). Принцип добросовестности требует, чтобы сторона-ответчик своевременно и без задержки доводила информацию о замеченных процессуальных нарушениях до сведения стороны, приносящей жалобу, а также ОРС и третейской группы, с тем чтобы при необходимости могли быть приняты должные меры к разрешению спора.
Данный принцип требует как от истцов, так и от ответчиков добросовестного соблюдения требований ДРС и связанных с ними требований других соглашений ВТО <2>.
--------------------------------
<2> WT/DS108/AB/R. US - Tax Treatment for "Foreign Sales Corporation". Para. 165-166 (тексты всех докладов Апелляционного органа ВТО, использованные при подготовке настоящей статьи, взяты с сайта Всемирной торговой организации: http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/find_dispu_cases_e.htm#results).

Принцип добросовестности находит свое непосредственное закрепление в тексте ДРС. Согласно пункту 3 статьи 4 ДРС если просьба о консультациях основана на положениях охваченного Соглашения, то член, которому направлена просьба, отвечает на нее при отсутствии иной взаимной договоренности в течение 10 дней с даты ее получения и начинает консультации по доброй воле не позднее чем через 30 дней с даты получения просьбы с целью прийти к взаимоудовлетворяющему решению.
В соответствии с положениями пункта 10 статьи 3 ДРС просьбы о согласительной процедуре и использование процедур урегулирования споров не должны подразумеваться и рассматриваться в качестве спорных действий, и если спор возникает, то все члены должны прибегать к этим процедурам добросовестно с целью разрешения спора. Понимается также, что жалобы и встречные жалобы, касающиеся разных вопросов, не должны объединяться.
В одном из своих докладов Апелляционный орган указал, что данные положения ДРС требуют от членов ВТО действовать добросовестно в отношении инициирования спора, а также в отношении поведения членов ВТО в процессе рассмотрения спора. Добросовестность также должна предполагаться по отношению к мерам, установленным в актах ОРС <3>.
--------------------------------
<3> WT/D320/AB/R, WT/DS321/AB/R.US - Continued Suspension / Canada - Continued Suspension. Para. 313.

Ссылки на принцип добросовестности можно встретить и в других соглашениях ВТО. Так, особое внимание соблюдению данного принципа уделяется в Соглашении по техническим барьерам в торговле, приложением 3 к которому выступает Кодекс добросовестной практики применительно к разработке, утверждению и применению стандартов.
Еще одним средством толкования соглашений в рамках ВТО является принцип in dubio mutius. Данный принцип подразумевает принятие более мягкого, менее обременительного решения для стороны, принимающей на себя обязательства, в случаях, когда подлежащий толкованию термин является двусмысленным.
При рассмотрении дела ЕС - Гормоны третейская группа постановила, что меры, принятые ЕС, должны быть основаны на международных стандартах в соответствии со ст. 3.1 Соглашения СФМ в том смысле, что они должны соответствовать международным стандартам, как указано в ст. 3.2 Соглашения СФМ. Апелляционный орган не согласился с таким толкованием и указал, что эти термины имеют различное значение и используются в разных статьях. Апелляционный орган отметил, что гармонизация санитарных и фитосанитарных мер члена ВТО на основании международных стандартов сформулирована в Соглашении СФМ в качестве цели, которая должна быть реализована в будущем, а не в качестве обязательства, которое должно быть реализовано немедленно.
В докладе Апелляционного органа было отмечено, что принцип in dubio mutius применяется в качестве дополнительного средства толкования договоров в знак уважения к суверенитету государств. В случаях, когда значение термина неоднозначно, предпочтение отдается тому значению, которое менее обременительно для стороны, принимающей обязательство, которое в наименьшей степени вмешивается в территориальные либо персональные властные полномочия стороны или в меньшей степени влечет за собой ограничения для сторон.
Апелляционный орган указал, что "мы не можем предположить, что суверенные государства намеревались возложить на себя более обременительные, нежели менее обременительные, обязанности, предписывающие соответствовать или соблюдать такие стандарты, руководства и рекомендации" <4>.
--------------------------------
<4> WT/DS26/AB/R. EC - Hormones. Para. 164 - 165.

В практике разрешения споров в ВТО встречаются случаи, когда стороны ссылаются на необходимость применения принципа in dubio mutius при обжаловании докладов третейских групп, указывая на неверное толкование третейской группой того или иного соглашения ВТО и необходимость более мягкого толкования положений права ВТО <5>.
--------------------------------
<5> WT/DS363/AB/R. China - Publications and Audiovisual Products Para. 411.

Доктрина законных / разумных ожиданий сторон. В текстах отдельных соглашений ВТО используется ссылка на разумные ожидания (reasonably expectations) сторон при соблюдении положений международных договоров, которые также можно рассматривать в качестве частных примеров проявления доктрины законных ожиданий.
Так, в части второй пункта 2 статьи XI Генерального соглашения по тарифам и торговле (далее - ГАТТ) установлено, что любые количественные ограничения в отношении сбыта или производства отечественного товара не сокращают общий объем импорта по отношению к общему объему отечественного производства по сравнению с тем соотношением, которое, как можно было бы разумно ожидать, существовало бы между ними при отсутствии ограничений.
В пункте 5 статьи VI Генерального соглашения по торговле услугами установлен запрет на применение лицензионных или квалификационных требований и технических стандартов, аннулирующих или ослабляющих обязательства способом, который не мог бы разумно ожидаться со стороны члена ВТО во время, когда были приняты специфические обязательства в этих секторах.
Сущность доктрины законных ожиданий хорошо раскрывается в докладах Апелляционного органа. В докладе Апелляционного органа по спору Индия - Защита патентов на фармацевтические и сельскохозяйственные химические продукты Апелляционный орган не согласился с выводом третейской группы о том, что законные ожидания сторон всегда должны учитываться при толковании соглашений ВТО.
Апелляционный орган указал: законные ожидания сторон по соглашению отражаются в тексте самого соглашения. Обязанность лица, которое толкует соглашение, состоит в изучении текста соглашения с целью установления намерений сторон. Это должно происходить в соответствии с принципами толкования соглашений, предусмотренными статьей 31 Венской конвенции. Но такие принципы толкования не требуют и не оправдывают внесения в соглашение формулировок, которых в нем не было, или введения в соглашение понятий, которые не подразумевались сторонами.
В подтверждение своих доводов Апелляционный орган сослался на статью 19.2 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров в ВТО, в соответствии с которыми третейская группа и Апелляционный орган в своих выводах и рекомендациях не могут расширять или сужать объем прав и обязательств, предусмотренных охваченными Соглашениями <6>.
--------------------------------
<6> WT/DS50/AB/R. India - Patents Para. 45, 47 - 48.

Содержание доктрины законных ожиданий ВТО можно дополнить выводом Апелляционного органа по делу ЕС - Компьютерное оборудование, в котором было указано, что намерения сторон не могут быть установлены на основе субъективных либо односторонних ожиданий одной из сторон <7>.
--------------------------------
<7> WT/DS62/AB/R. WT/DS67/AB/R. WT/DS68/AB/R. EC - Computer Equipment. Para. 84.

Принцип эффективности является своего рода презумпцией действительности соглашения и заключается в признании какого-либо документа действительным при наличии малейших для этого оснований.
Так, по делу США - Акт о компенсации Апелляционный орган не согласился с доводом США о том, что пункт 3 статьи VI Генерального соглашения по тарифам и торговле и часть V Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам охватывают только вопросы введения компенсационных пошлин. Апелляционный орган обратил внимание на то, что указанные нормы права ВТО включают в себя помимо компенсационных пошлин еще и временные меры, ценовые обязательства, а также контрмеры, которые могут быть приняты после обращения к процедуре разрешения споров.
Апелляционный орган отметил, что обоснования США лишают статью 32.1 Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам действительности. Апелляционный орган неоднократно отмечал, что признанная на международном уровне интерпретация принципа эффективности заключается в том, что положения соглашений ВТО не следует толковать таким образом, что целые нормы или параграфы договора будут сокращены или нивелированы <8>.
--------------------------------
<8> WT/DS234/AB/R.US - Offset Act. Para 271, 273.

Интересным представляется отношение Органа по разрешению споров ВТО к еще одному международному принципу толкования международных договоров - принципу эстоппель. Данный принцип находит свое отражение в статье 45 Венской конвенции, в соответствии с которой государство не вправе больше ссылаться на основание недействительности или прекращения договора, выхода из него или приостановления его действия, если, после того как ему стало известно о фактах:
a) оно определенно согласилось, что договор в зависимости от случая действителен, сохраняет силу или остается в действии, либо
b) оно должно в силу его поведения считаться молчаливо согласившимся с тем, что договор в зависимости от случая действителен, сохраняет силу или остается в действии.
Как отмечает российский исследователь Каламкарян Р.А., институт эстоппель происходит из английского общего права. Принцип эстоппель является результатом правотворческой деятельности английского суда, использовавшего его как средство представления доказательств в ходе судебного разбирательства. Каламкарян Р.А. следующим образом характеризует сущность принципа эстоппель: "Если одно государство в рамках своего поведения придерживается соответствующей международно-правовой позиции по определенному аспекту факта или права, а другое государство в ответ на это на основе проявляемого ей доверия предприняло конкретные действия (могущие включать материальные затраты), то в этом случае (в силу принципа эстоппель) первое государство уже не вправе оспаривать факт своего молчаливого или явно выраженного признания произошедших изменений в международно-правовой позиции обоих контрагентов.
Юридическое значение указанного принципа таково: государство, которое посредством своего активного или пассивного поведения придерживалось позиции, явно противоположной тому субъективному праву, которое оно отстаивает в суде, не может более востребовать это право.
Выдвижение в ходе судебно-арбитражного производства определенных требований или заявлений, которые явно противоречат первоначальному поведению, объявляется недопустимым с точки зрения права" <9>.
--------------------------------
<9> Каламкарян, Р.А. Эстоппель как институт международного права / Юрист-международник. - N 1. - 2004.

Несмотря на то что принцип эстоппель рассматривается в качестве принципа международного права, отношение к нему при разрешении споров в рамках ВТО остается неоднозначным.
Так, по делу ЕС - Экспортные субсидии в отношении сахара ЕС утверждал, что принцип эстоппель включает не только заявления, но еще и различные формы поведения, включая молчание, и такое поведение на основании разумного объяснения предполагает признание определенной фактической либо юридической ситуации.
При рассмотрении дела было установлено, что молчаливое поведение Бразилии и Таиланда в отношении введенных ЕС противоречащих положениям ВТО мер в отношении сахара не должно свидетельствовать об их согласии с введением таких мер и отказе в совершении юридических действий, направленных на защиту своих прав.
В своем докладе по данному делу Апелляционный орган отметил, что принцип эстоппель никогда не применялся Апелляционным органом. Более того, выдвинутое ЕС понимание принципа эстоппель может препятствовать способности членов ВТО инициировать процедуру разрешения споров в рамках ВТО. Поэтому, даже если предположить, что принцип эстоппель может применяться в ВТО, применение данного принципа подпадает под те параметры, которые установлены в ДРС <10>.
--------------------------------
<10> WT/DS265/AB/R. WT/DS266/AB/R. WT/DS283/AB/R.EC-Export Subsidies on Sugar. Para 309, 311 - 312.

Принцип отсутствия у договоров обратной силы также находит свое отражение в тексте Венской конвенции. В статье 28 Венской конвенции установлено, что если иное намерение не явствует из договора или не установлено иным образом, то положения договора не обязательны для участника договора в отношении любого действия или факта, которые имели место до даты вступления договора в силу для указанного участника, или в отношении любой ситуации, которая перестала существовать до этой даты.
Исключения из данного принципа прямо оговорены в отдельных соглашениях ВТО. Например, в статье 20.1 Соглашения о субсидиях временные меры и компенсационные пошлины применяются только к товарам, которые поступают в потребление после вступления в силу решения, принятого соответственно на основе пункта 1 статьи 17 и пункта 1 статьи 19 Соглашения о субсидиях, с учетом исключений, предусмотренных в статье 20.1 Соглашения о субсидиях.
Такие исключения отражены в статье 20.2 Соглашения о субсидиях, где указано, что в случае вынесения окончательного определения о наличии ущерба (но не угрозы ущерба или материального сдерживания в создании промышленности) или в случае вынесения окончательного определения о наличии угрозы ущерба, когда воздействие субсидированного импорта в отсутствие временных мер привело бы к вынесению определения о наличии ущерба, компенсационные пошлины могут быть введены с учетом положения об обратной силе на период, в течение которого временные меры применялись, если таковые были приняты.
Интерпретация данного принципа при рассмотрении споров в рамках ВТО также имеет свои особенности. В рамках дела Канада - Срок патентной охраны изобретения Апелляционный орган посчитал логичным, что статья 28 Венской конвенции также подразумевает, в отсутствие противоположных намерений, что договорные обязательства применяются к любой ситуации, которая не перестала существовать, т.е. к любой ситуации, которая возникла в прошлом, но продолжает существовать в рамках вновь заключенного соглашения.
На основании вышеуказанного довода Апелляционный орган установил, что положения ТРИПС распространяются на защищенные патентами изобретения и вытекающие из таких патентов права, т.к. указанные права существовали и подлежали защите на дату присоединения Канады к нормам ТРИПС <11>.
--------------------------------
<11> WT/DS170/AB/R. Canada - Patent Term. Para 72, 79.

Принцип предосторожности. В соответствии с положениями пунктов 1 - 2 статьи 5 Соглашения СФМ члены ВТО обеспечивают, чтобы в основу их санитарных или фитосанитарных мер была положена соответствующая обстоятельствам оценка рисков для жизни или здоровья людей, животных или растений, причем осуществляемая с учетом методов оценки риска, разработанных соответствующими международными организациями.
При оценке рисков члены учитывают имеющиеся научные обоснования; соответствующие методы производства и переработки; соответствующие методы инспектирования, отбора проб и испытаний; степень распространенности конкретных заболеваний или вредителей; наличие зон, свободных от заболеваний или вредителей; соответствующие экологические условия и карантинные или другие меры.
Пункт 7 статьи 5 Соглашения СФМ закрепляет принцип предосторожности, предусматривающий в случаях, когда соответствующее научное обоснование является недостаточным, возможность введения санитарных или фитосанитарных мер на основе имеющейся надлежащей информации, включая информацию, полученную от соответствующих международных организаций, а также информацию о санитарных или фитосанитарных мерах, применяемых другими членами.
Данный принцип был подвергнут обстоятельному анализу в докладе Апелляционного органа по делу ЕС - Гормоны, в рамках которого США обратились в орган по разрешению споров с жалобой на введенный ЕС запрет в отношении импорта мяса и мясопродуктов, полученных от скота, которому вводились определенные натуральные и синтетические гормоны в целях стимулирования роста.
При рассмотрении дела Апелляционный орган пришел к выводу, что ЕС в действительности не проводили оценки рисков в значении ст. 5.1 и 5.2 Соглашения СФМ, возникающих в результате несоблюдения надлежащей ветеринарной практики в сочетании с проблемой контроля использования гормонов в целях стимулирования роста. Отсутствие такой оценки привело к выводу, что третейской группе не была представлена оценка риска, которая могла бы служить надлежащим обоснованием запрета на импорт, введенного директивами ЕС.
Таким образом, Апелляционный орган оставил в силе окончательный вывод группы о том, что запрет на импорт, введенный ЕС, не основан на оценке риска в значении ст. 5.1 и 5.2 Соглашения СФМ и, таким образом, противоречит требованиям ст. 5 Соглашения СФМ.
В докладе Апелляционного органа также было отмечено, что статус принципа предосторожности в международном праве по-прежнему остается предметом дискуссий среди ученых, юристов-практиков, регулирующих органов и судей. Принцип предосторожности рассматривается некоторыми в качестве общего принципа обычного международного экологического права. Однако широкое признание данного принципа странами - членами ВТО как принципа общего или обычного международного права остается не ясным. Апелляционный орган воздержался от высказывания принципиальной позиции по данному вопросу, указав о том, что принцип предосторожности по-прежнему нуждается в авторитетной формулировке.
Вместе с тем Апелляционный орган высказал отдельные соображения в отношении наличия данного принципа в Соглашении СФМ.
Во-первых, принцип не является основанием для оправдания введения санитарных и фитосанитарных мер, которые несовместимы с обязательствами, принятыми членами ВТО.
Во-вторых, реализация данного принципа позволяет членам ВТО создавать свои собственные меры санитарной защиты, уровень которых выше (т.е. более осторожен), чем тот, который закреплен в действующих международных стандартах <12>.
--------------------------------
<12> WT/DS26/AB/R. WT/DS48/AB/R. EC-Hormones. Para. 123 - 124.

При рассмотрении споров в рамках ВТО третейскими группами и Апелляционным органом также применяются специальные процессуальные принципы.
Принцип экономичности правосудия. Сущность данного принципа хорошо отражена в докладе Апелляционного органа по делу США - Меры в отношении импорта шерстяных рубашек и блузок из Индии. Так, в докладе было указано, что ни настоящие положения ДРС, ни предыдущая практика ГАТТ не требуют от третейской группы изучения всех юридических претензий сторон. Предыдущая практика третейских групп, создаваемых в рамках ГАТТ-1947 и ВТО, свидетельствует об исследовании только тех вопросов, которые третейские группы считали необходимыми для решения вопроса между сторонами, и отказе от исследования иных вопросов. Таким образом, если третейская группа установила, что конкретная введенная стороной мера противоречит конкретным положениям ГАТТ, вопрос о противоречии данной меры иным положениям ГАТТ (как указывалось в жалобе) не изучался. Апелляционный орган отметил, что и в последнее время в практике ВТО третейские группы воздерживались от изучения каждой претензии истца и делали выводы только в отношении тех жалоб, разрешение которых было необходимо для решения конкретного спора между сторонами <13>.
--------------------------------
<13> WT/DS33/AB/R. US - Measures Affecting Imports of Woven Wool Shirts and Blouses from India. Page. 18.

Как отметила российский ученый Смбатян А.С., члены ВТО в своих обращениях с просьбой об учреждении третейской группы и апелляционных жалобах часто поднимают вопросы, связанные с применением одновременно нескольких соглашений системы ВТО. Более того, стороны спора часто обжалуют не только выводы третейской группы по существу спора, но и отдельные вопросы толкования. Рассмотрение всех этих вопросов, многие из которых никак не влияют на существо спора, будет препятствовать эффективной деятельности ОРС. Именно поэтому третейские группы обычно рассматривают только те аргументы сторон, которые необходимы для разрешения спора по существу <14>.
--------------------------------
<14> Смбатян, А.С. Международные торговые споры в ГАТТ/ВТО: избранные решения (1952 - 2005 гг.) / М.: Волтерс Клувер, 2006. - 344 с.

Jura novit curia (от лат. "суд знает законы"). Суть данного принципа заключается в том, что суд вправе самостоятельно определять нормы права, применимые к существу спора, вне зависимости от мнения сторон.
Так, при рассмотрении дела EC - Тарифные преференции Апелляционный орган указал на то, что в соответствии с принципом jura novit curia указание суду на правовую интерпретацию подлежащих применению правовых норм не входит в сферу ответственности ЕС. ЕС должен представить доказательства фактических, а не правовых обстоятельств дела.
В докладе также указывается, что принцип jura novit curia был четко сформулирован Международным Судом Справедливости в следующем выражении: "Это является обязанностью самого Суда - установить и применить соответствующий закон в обстоятельствах конкретного дела, бремя установления или подтверждения норм международного права не может быть возложено на любую из сторон в отношении закона, находящегося в пределах судебной компетенции" <15>.
--------------------------------
<15> WT/DS246/AB/R. EC - Conditions for the Granting of Tariff Preferences to Developing Countries. Para. 105.

Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by