Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ "ПУБЛИЧНЫЙ ПОРЯДОК" И "ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПРАВА" В...


А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер Юридической группы "Бюро24", к.ю.н., доцент

Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 28 мая 2015 г.

В соответствии с положениями статьи 1 Закона Республики Беларусь от 09.07.1999 N 279-З "О международном арбитражном (третейском) суде" (далее - Закон о МАС) под публичным порядком понимаются основы правопорядка Республики Беларусь. Такое понимание публичного порядка можно встретить и в статье 1099 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК).
Согласно пункту 98 Методических рекомендаций о некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц и оказания правовой помощи, утвержденных постановлением Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26.06.2013 N 25 (далее - Методические рекомендации), под основами правопорядка Республики Беларусь (в смысле статьи 1099 ГК) необходимо понимать основополагающие принципы международного права, нормы Конституции Республики Беларусь (далее - Конституция), положения международных договоров Республики Беларусь, основные принципы основополагающих отраслей права.
Под основами правопорядка не могут пониматься нравственные, религиозные, культурные, экономические принципы построения общественной жизни.
Интересным представляется тот факт, что, выражая свое отношение фактически к одному и тому же - проверке легитимности решения международного арбитражного (третейского) суда, законодатель употребляет разные категории: "основополагающие принципы права Республики Беларусь" в статье 260 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - ХПК) и "публичный порядок" в статье 43 Закона о МАС. Означает ли это, что понятие "публичный порядок (основы правопорядка)" не соответствует понятию "основополагающие принципы права Республики Беларусь", и что такое тогда "основы правопорядка Республики Беларусь", если это не "основополагающие принципы права"? Или же данные понятия соотносятся как общее и частное? И что тогда общее, а что частное? На эти вопросы ответов в законодательстве на сегодняшний день не существует.
Такие параллели можно провести и со статьями 248 и 260 ХПК: почему иностранное арбитражное решение должно проверяться на соответствие "публичному порядку", а внутреннее арбитражное решение проверяется на соответствие "основополагающим принципам права Республики Беларусь"?
Учитывая наличие схожих формулировок в законодательстве Российской Федерации и отсутствие оценки рассматриваемого вопроса со стороны представителей белорусской правовой мысли, полагаем целесообразным привести мнение российских исследователей по изложенному вопросу.
Так, А.И.Муранов, указывая на деление публичного порядка по смыслу внутреннего национального регулирования и публичного порядка по смыслу международного частного права, говорит о том, что и в том, и в другом случае речь идет об одном и том же правовом институте - основах правопорядка России, основополагающих принципах российского права. "Отрицать связь между понятием "основополагающие принципы российского права" и понятием "публичный порядок России" бессмысленно: это две стороны одного и того же правового института. Все дело в том, что этот правовой институт применяется к чисто внутренним правоотношениям и к правоотношениям с иностранным элементом по-разному: то, что недопустимо для первых, может считаться приемлемым для вторых (ввиду их особенного характера), и наоборот. Иными словами, речь идет о том, что одна и та же планка ставится в различных случаях на разных уровнях. И при этом для нее имеется два обозначения, хоть суть ее от этого не меняется: "...публичный порядок и основополагающие принципы российского права - это одно и то же" <1>.
--------------------------------
<1> Муранов, А.И. Применение международным коммерческим арбитражем российского материального права: невозможность ссылки на нарушение публичного порядка России? / А.И.Муранов // Московский журнал международного права. - 2003. - N 1. - С. 187.

Как составная часть публичного порядка Российской Федерации определяются "основополагающие принципы российского права" в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.08.2003 N КГ-А40/5470-03П <2>.
--------------------------------
<2> Ситкарева, Е.В. Противоречие публичному порядку как основание отмены решения международного коммерческого арбитража / Е.В.Ситкарева // СПС "КонсультантПлюс: Версия Проф". - М., 2015.

В российской юридической литературе неоднократно предпринимались попытки определения понятия основополагающих принципов российского права. К примеру, при определении круга основополагающих принципов российского права профессор Ярков В.В. указывает на пять критериев:
1) под таковыми понимаются принципы именно российского права в целом, а не его отдельных отраслей;
2) принципы, сформулированные в главах 1 и 2 Конституции Российской Федерации, где закреплены основы конституционного строя государства и права и свободы человека и гражданина;
3) принципы, зафиксированные в обязательных для России международно-правовых документах, например Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 5) (заключена в г. Риме 04.11.1950);
4) решение не должно приводить к результатам, несовместимым с действующим правопорядком;
5) принципы могут формулироваться как в Конституции Российской Федерации, так и одновременно в нормах федерального законодательства, однако при этом не должны иметь характера нарушения частных правил, закрепленных в федеральных законах <3>.
--------------------------------
<3> Комментарий к арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. В.В.Яркова // СПС "КонсультантПлюс: Версия Проф". - М., 2015.

В правовой литературе высказывается также мнение о том, что понятие "основополагающие принципы права" "необходимо трактовать в широком его смысле. Ими могут быть принципы как процессуального, так и материального права. Однако прежде всего это относится к конституционным принципам, в частности обеспечивающим основы конституционного строя, права и свободы человека и гражданина, а также судебную власть в Российской Федерации. В качестве примеров нарушения основополагающих принципов российского права приводятся примеры непривлечения третьего лица к участию в деле, а также пример, когда третейский суд своим решением обязывает стороны третейского разбирательства исполнить сделку, совершенную с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности" <4>.
--------------------------------
<4> См.: Скворцов, О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: Проблемы. Тенденции. Перспективы. / О.Ю.Скворцов. - М.: Волтерс Клувер, 2005.

Сторонники того, что термины "основы правопорядка" и "основополагающие принципы национального права" - синонимы, предполагают, что "осторожность законодательных формулировок, избегающих употребления термина "публичный порядок" в связи с нормами российского права, по всей вероятности, объясняется выраженной в одном из определений Верховного Суда Российской Федерации идеей о том, что применение норм национального российского права не может трактоваться как нарушение публичного порядка Российской Федерации" <5>.
--------------------------------
<5> Скворцов, О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: Проблемы. Тенденции. Перспективы. / О.Ю.Скворцов. - М.: Волтерс Клувер, 2005.

В соответствии с другой точкой зрения, изложенной Е.В.Ситкаревой, "установление единых оснований отмены решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей было ошибкой. Авторы законов пытались синхронизировать регламентацию сходных правоотношений, но имеющих свою специфику. Решения внутренних третейских судов принимаются на основании российского законодательства, разрешают спор между российскими контрагентами и исполняться будут на территории Российской Федерации. В то время как решения Международного коммерческого арбитражного суда всегда имеют иностранный элемент, могут приниматься на основании иностранного законодательства, и не всегда местом исполнения решения будет территория Российской Федерации" <6>. Данная позиция представляется весьма спорной хотя бы потому, что нигде не указано, что решение внутреннего третейского суда не может быть исполнено за границей и не может быть связано с иностранным элементом.
--------------------------------
<6> Ситкарева, Е.В. Противоречие публичному порядку как основание отмены решения международного коммерческого арбитража / Е.В.Ситкарева // СПС "КонсультантПлюс: Версия Проф". - М., 2015.

Между тем понятия "публичный порядок" и "основополагающие принципы национального права" в правовой литературе не всегда отождествляются.
Так, Г.К.Дмитриева пишет, что понятие "основы порядка (публичный порядок) Российской Федерации" включает "четыре взаимосвязанных основных элемента:
1) основополагающие, фундаментальные принципы российского права, прежде всего, конституционные, а также частноправовые и гражданско-процессуальные;
2) общепринятые принципы морали, на которые опирается российский правопорядок;
3) законные интересы российских граждан и юридических лиц, российского общества и государства, защита которых является основной задачей правовой системы страны;
4) общепризнанные принципы и нормы международного права, являющиеся частью российской правовой системы, включая международно-правовые стандарты прав человека" <7>.
--------------------------------
<7> Дмитриева, Г.К. Международное частное право (часть третья ГК Российской Федерации) / Г.К.Дмитриева. - М., 2002. - С. 120.

О.Ю.Скворцов обращает внимание на то, что "за понятием "публичный порядок" скрывается несколько конкурирующих между собой доктрин, в отношении которых отсутствует согласие даже специалистов, занимающихся этой проблемой. Поэтому попытка перенесения проблем публичного порядка в сферу внутреннего права, с учетом того что ее в массовом порядке необходимо реализовывать неподготовленным к тому судьям, неизбежно натолкнется на практически непреодолимые трудности (во всяком случае, в обозримом будущем). Представляется, что перед отечественным правоведением стоит иная задача - сформировать "доктрину основополагающих принципов российского права" на основе теории правовых принципов, что с прагматической точки зрения намного облегчит практику применения законодательства о третейских судах" <8>.
--------------------------------
<8> Скворцов, О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: Проблемы. Тенденции. Перспективы. / О.Ю.Скворцов. - М.: Волтерс Клувер, 2005.

В завершение анализа сопоставления исследуемых понятий, учитывая определенные Методическими рекомендациями границы возможных составляющих публичного порядка Республики Беларусь, необходимо сделать вывод о том, что термин "публичный порядок" шире термина "основополагающие принципы права Республики Беларусь", так как помимо норм-принципов в сферу публичного порядка включаются также нормы Конституции Республики Беларусь и международно-правовых актов Республики Беларусь, не являющиеся принципами.
Учитывая, что белорусским правоприменителям уже приходится сталкиваться с необходимостью оценки института публичного порядка в судебной практике, не стоит избегать повсеместного внедрения данного термина в отечественное законодательство. Использование же различных терминов при оценке фактически одних и тех же явлений способно только запутать судей.
При рассмотрении заявлений о выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение решения международного арбитражного (третейского) суда на соответствие публичному порядку необходимо проверять не само решение, а возможность приведения его в исполнение.
Таким образом, представляется верным изменить содержание абзаца третьего части второй статьи 260 ХПК, изложив его в следующей редакции: "Суд, рассматривающий экономические дела, отказывает в выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение решения международного арбитражного (третейского) суда, третейского суда, иного постоянного арбитражного органа, если установит, что... приведение в исполнение решения международного арбитражного (третейского) суда, третейского суда, иного постоянного арбитражного органа нарушит публичный порядок Республики Беларусь".
Рассуждая о соотношении тех либо иных формулировок в хозяйственном процессуальном законодательстве Республики Беларусь, нельзя не затронуть тему соотношения понятия "публичный порядок" и понятия "публичные интересы".
ХПК предусматривает стадию пересмотра судебных постановлений в порядке надзора как средство исправления возможных судебных ошибок.
В порядке надзора пересматриваются только вступившие в законную силу решения, определения хозяйственного суда первой инстанции и постановления, определения, принятые апелляционной и (или) кассационной инстанциями.
Возможность обращения в хозяйственный суд надзорной инстанции не может сохраняться сколь угодно длительный период после принятия оспариваемого судебного постановления. В целях упорядочения обращения в хозяйственный суд надзорной инстанции с жалобой в порядке надзора установлен годичный срок со дня вступления в законную силу судебного постановления, принятого по делу.
Годичный срок для обращения в хозяйственный суд надзорной инстанции исчисляется со дня вступления в законную силу оспариваемого в порядке надзора судебного постановления.
Исключение из этого правила изложено в положениях части второй статьи 300 ХПК, в которой указывается, что "жалоба в порядке надзора на судебное постановление может быть подана лицом, имеющим право принесения протеста, в срок не более одного года со дня вступления в законную силу судебного постановления. Если последующие судебные постановления не отменяют (изменяют) судебного постановления, которым спор (дело) разрешен по существу, срок подачи жалобы в порядке надзора исчисляется со дня вступления в силу этого судебного постановления. Пропуск указанного срока является основанием для возвращения жалобы в порядке надзора, за исключением случаев, когда обжалуемое судебное постановление препятствует принятию законного решения по другому делу либо нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы".
Российский законодатель в статье 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает такие основания для изменения, отмены судебного акта, вступившего в законную силу, как:
нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права;
нарушение прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации;
нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов.
В российской правовой литературе приводятся следующие примеры, когда затрагиваются публичные интересы: социальное значение дела (нарушение прав вкладчиков, акционеров, не привлеченных к участию в деле), защита национального интереса и авторитета судебной власти, оспаривание нормативных актов, незаконная приватизация, непредставление предусмотренных законом документов в подтверждение произведенных экспортных операций, подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении, постановлении, отсутствие в деле протокола судебного заседания и др. <9>.
--------------------------------
<9> Будак, Е.В. Принципиальное значение дела и нарушение публичного интереса - основания к отмене решения суда в порядке ревизии по ГПК Германии и в порядке надзора по АПК Российской Федерации / Е.В.Будак // Арбитражный и гражданский процесс. - 2005. - N 11. - С. 38.

Возникает следующий вопрос: является ли понятие "публичные интересы" частным проявлением понятия "публичный порядок"?
Анализируя соотношение данных понятий, российский исследователь Д.В.Афанасьев приводит следующие замечания: "Понятия "публичные интересы" и "публичный порядок" - принципиально отличающиеся друг от друга категории.
"Публичные интересы" являются скорее социальной категорией. В отличие от нее категория "публичный порядок", бесспорно, правовая категория.
Защита социальных, экономических интересов общества и государства, его политической или экономической системы, а тем более интересов больших социальных групп не является задачей публичного порядка. Поэтому, когда исполнение решения третейского суда может привести к банкротству предприятия, чья деятельность имеет особое значение для экономики и населения региона, или к банкротству градообразующего либо оборонного предприятия, нарушаются публичные интересы. Однако в указанных ситуациях нет оснований говорить о нарушении публичного порядка.
Нельзя придавать понятию "публичный порядок" социальное и экономическое, а тем более политическое значение. Публичные интересы защищают социально-экономические основы общества, в то время как публичный порядок нацелен на защиту основ его правовой системы" <10>.
--------------------------------
<10> Афанасьев, Д.В. Нарушение публичных интересов как основание для изменения или отмены судебного акта в порядке надзора / Д.В.Афанасьев // СПС "КонсультантПлюс: Версия Проф". - М., 2015.

Как было уже отмечено выше, составной частью публичного порядка являются принципы основополагающих отраслей права.
В статье 2 ГК закреплен принцип приоритета общественных интересов: "осуществление гражданских прав не должно противоречить общественной пользе и безопасности, наносить вред окружающей среде, историко-культурным ценностям, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц".
Исходя из содержания части второй статьи 300 ХПК под публичными интересами в том числе понимаются права и законные интересы неопределенного круга лиц.
Таким образом, понятие "публичные интересы" в смысле части второй статьи 300 ХПК необходимо рассматривать как составляющую часть внутреннего публичного порядка Республики Беларусь.

Адрес:
220030, город Минск, проспект Независимости, 11 к.2 офисы 222, 503, 506 (БЦ отеля "Минск") Email:buro24@tut.by